ICL Soft 1 комментарий

Замена ERP-системы: уравнение с двумя неизвестными

Как компании справляются с задачами выбора ERP-систем после ухода зарубежных софтверных вендоров, с какими проблемами сталкиваются и как их преодолевают.

Уход зарубежных софтверных вендоров поставил много вопросов перед российскими компаниями и пользователями. Те из них, кто привык к управлению своими бизнес-процессами с использованием инструментов автоматизации, в частности функционала ERP-систем, столкнулись с необходимостью в короткие сроки найти варианты сохранения этих возможностей. Главные задачи, которые предстоит решать многим,  какую ERP-систему выбрать взамен и к кому обратиться за ее внедрением. О том, как компании справляются с задачами, с какими проблемами сталкиваются и как их преодолевают, рассказала Лилия Сахипова – директор по развитию бизнеса корпоративных приложений и разработки программного обеспечения компании ICL Soft (входит в ГК ICL).

Текст: Лилия Сахипова, директор по развитию бизнеса корпоративных приложений и разработки программного обеспечения компании ICL Soft

– В 2021 году одним из трендов развития ERP-систем в России эксперты называли развитие облачного направления. Изменился ли тренд в связи с уходом зарубежных провайдеров? 

– Есть два разнонаправленных фактора, которые сегодня влияют на процесс перехода к облачным сервисам. С одной стороны, крупные западные вендоры (Microsoft, SAP, Oracle и другие) на протяжении последних лет активно предлагали свои решения в облаках, а российские компании все охотнее их приобретали. Текущая ситуация, сопровождающаяся уходом зарубежных вендоров с российского рынка, показала, что реализоваться могут и самые маловероятные сценарии рисков. Импортные облака больше не вызывают доверия, да и технически становятся недоступными. Привычный подход, когда вся ИТ-инфраструктура находится «под рукой», снова выходит на передний план.

С другой стороны, сейчас в стране наблюдаются большие проблемы с «железом». Мы больше не можем рассчитывать на разумные сроки в поставках для проектов по созданию ЦОДов. В этой связи мы ожидаем рост цен на аренду ЦОДов по мере завершения текущих контрактов. Эти обстоятельства вынуждают компании продолжить работу в облаках. 

– В каком направлении будет сейчас идти развитие российских ERP-систем? 

– Санкции очень сильно повлияли на эту часть ИТ. Российские ERP-системы будут продолжать развивать свой функционал в направлении облачных решений, и все же основным трендом будет наращивание функционала систем, необходимого для нормальной работы крупных предприятий.

– Ограниченность функционала российских ERP-систем, недостаточная производительность при полной автоматизации производства и стоимость миграции – вот неполный список проблем, с которыми сталкиваются компании в рамках импортозамещения. Как вы предлагаете их решать своим заказчикам?

– Функционал российских ERP-систем разных вендоров отличается друг от друга в зависимости от зрелости продукта, отраслевой специфики и назначения систем. Мы не оцениваем состояние пациентов по средней температуре в больнице. Давать оценки о достаточности или ограниченности функционала ERP-систем имеет смысл по конкретным требованиям бизнеса. Сейчас на рынке явно не хватает отраслевых решений. Например, горно-металлургическая промышленность, где производственные процессы отличаются повышенной сложностью, не имеет специфических решений автоматизации. Есть сложности с химическим производством, производством кабельной продукции и другими отраслями, которые не имеют готовых отраслевых решений. 

Таким образом, основные учетные и оперативные процессы покрываются текущими российскими ERP-решениями, но специфичные производственные процессы требуют либо кастомизации, либо создания отраслевых решений. 

Есть несколько вариантов решения данной проблемы:

  • развитие специфического отраслевого решения со стороны вендора. В этом процессе вендор развивает свое ПО непосредственно для отрасли заказчика. Для этого вендор должен хотеть взаимодействовать с конечным клиентом. Желательно, чтобы при этом взаимодействие с конечным заказчиком происходило через партнера, системного интегратора, у которого уже есть большой опыт внедрения аналогичных сложных решений. Так, к примеру, работает компания 1С. К этому же стремится «Галактика», но обладает при этом меньшим количеством ресурсов.
  • развитие ERP-платформы во взаимодействии с вендором, при котором заказчик и вендор разделяют между собой зоны решения проблемы. Такой вариант требует много времени на проработку платформы, доработку ПО под изменения платформы. Но в долгосрочной перспективе это решение может стать оптимальным.
  • при третьем варианте задачи, связанные с производительностью, берет на себя системный интегратор. Он дорабатывает программные продукты, ищет необходимых экспертов по производительности, расшивает узкие места текущего решения. Это преимущественно техническая работа, итогом которой может стать создание уникального, узкого, предназначено только для клиента решения.

Проблемы с производительностью у российских ERP-систем есть. Раньше самым простым решением было нарастить «железо» по принципу «ничего не можешь сделать с софтом – наращивай «железо». Сейчас такой подход нерелевантен, поскольку, как говорилось выше, возникли проблемы с самим «железом». На сегодняшний день имеет смысл применять ПО, которое точечно решает емкую задачу, и далее интегрировать его с ERP-решением. Таким образом, трудоемкая функция переносится на другое решение, которое впоследствии выдает результат и передает его в ERP-систему.

По вопросу стоимости миграции следует сказать, что переход на российское ПО, особенно на крупных предприятиях – это проектная деятельность, которая потребует усилий всех участников перехода: интегратора, заказчика и внутренней ИТ-команды. Это трудозатратная история, которая требует времени (занимает до нескольких лет – прим.ред) и финансовых вложений. 

Для некоторых из заказчиков мы прорабатываем и самый критичный вариант перехода: полное отключение доступа к облачным решениям зарубежных вендоров, которые сейчас установлены у заказчика. В одном из кейсов мы стали анализировать инструментарий по переносу данных, который позволит выгрузить данные из облачных сервисов эксплуатируемых решений. У заказчика было установлено CRM-решение, в котором работали сотрудники территориально распределенной сети. Оказалось, что решение не предполагает переезда из облака к себе на сервер. Единственное, что было в доступе – это возможность выгрузить список контрагентов в Excel-документ. В итоге для этого заказчика мы нашли способ типовыми средствами выгружать часть данных, проговорили, как часто мы их бэкапируем и сохраняем. Параллельно началась проработка бизнес-процессов, чтобы перейти на российское решение. 

Еще одна проблема в том, что облачная версия и версия on premise у западных провайдеров сильно отличаются между собой. Вторая значительно отстает от первой. Это также создает риски при миграции: если заказчик решит перенести данные к себе на сервер, у него ничего не выйдет, так как версии разные. Этот момент тоже стал остропроблемным только сейчас. 

Поэтому мы рекомендуем своим заказчикам подумать и решить, как в дальнейшем он планирует сохранять свои данные. 

– Отечественные ERP-решения являются, в первую очередь, учетными системами. Возможности планирования в них представлены слабо. Чем это обусловлено? Решают ли эту проблему отечественные решения? 

– Развитие российских систем изначально было направлено на решение учетных задач. Впоследствии в ходе их совершенствования стали развиваться инструменты планирования. Но не все решения этим отличаются. Все зависит от того, когда решение начиналось создаваться и с какого места. 1С начинала с 1С: Бухгалтерии, поэтому в ней сильно развиты учетные функции. Другие системы могли создаваться с другими задачами и функциями, что впоследствии предопределило их направленность. 

На момент разработки отечественных решений у российского бизнеса фактически отсутствовала потребность в долгосрочном планировании, так как рынок функционировал по пути догоняющего развития. В последние 5 лет ситуация изменилась: бизнес перешел от состояния выживания к планированию развития в среднем на 3 года вперед. В этой связи активизировалось развитие инструментария планирования. 

К сожалению, в условиях прогнозируемого экономического спада тенденция вновь может измениться. Потребность в планировании будет только у компаний, которые и ранее планировали свои бизнес-процессы на западных решениях. Они будут пытаться перевести инструменты зарубежных вендоров из облака к себе и продолжат работать на текущих системах, так как процесс планирования сложно быстро перекинуть, и самое главное — это отделимая часть системы, которую можно оставить без изменений. Главное, чтобы функционал оставался доступным.

Если говорить о небольших предприятиях, то в части планирования миграция с зарубежных решений на отечественные аналоги не вызовет сложностей. Сложности возникнут скорее у крупных предприятий или у компаний с сильной отраслевой спецификой, где используются несколько программных продуктов, которые интегрируются между собой: одни отвечают за планирование, другие содержат функционал ERP-систем. 

– Высокая стоимость лицензий, консалтинговых услуг и поддержки решений крупнейших зарубежных вендоров были их главным недостатком в глазах российского бизнеса. Но с их уходом мы наблюдаем рост цен на российское ПО на 40-60%. Насколько оправдано такое повышение? И как, по-вашему, это скажется на объемах внедрений ERP-решений?

– Мы видели резкий всплеск стоимости на софт, связанный с ИБ, порожденный растущим спросом в этом направлении. Но на ERP-системы мы такого роста цен не наблюдаем: цены меняются плавно. Если брать лидеров на рынке – компанию 1С, то здесь цены пересматриваются раз в год с учетом инфляции. Помимо этого, 1С последовательно развивает свои решения в корпоративном сегменте, где другой способ лицензирования и другая цена. Но это не связано напрямую с уходом западных вендоров. 

На объемах внедрений ERP-решений в ближайшей перспективе скажется экономический спад в стране. В этом и, возможно, в начале следующего года вследствие сохранения тренда на импортозамещение мы ожидаем положительную динамику. Но дальше объем внедрений пойдет на спад. Скорее всего через год тренд экономического спада перебьет тренд импортозамещения, так как крупных заказчиков, за счет которых можно поддерживать рост, в стране не так много, а число средних и мелких будет сокращаться, поскольку они первые пострадают от экономического спада.

– По данным зарубежных аналитиков, до 70% проектов внедрения ERP-систем завершаются неудачно . Наблюдаете ли вы эту тенденцию в России? С чем вы это связываете? Как можно избежать негативных результатов внедрения?

– Мало кто из пользователей в начале запуска ERP-системы приходит с благодарностью. Это нормально, так как в бизнес-процессах происходят серьезные изменения, и стадия их принятия приходит позже. Чаще всего, когда интегратор или ИТ-компания, которая проводила внедрение, уже ушли. А дальнейшую аналитику уровня удовлетворенности клиентов никто не проводит.

Бывает, что запуска ERP-системы после внедрения не происходит. Стоит ИТ-компании уйти, как процесс внедрения останавливается. Заказчик не эксплуатирует внедренное решение. Люди думают, что ERP — это дополнительный инструмент оптимизации процессов, но по факту это сложная система управления ресурсами предприятия, которая предполагает изменение процессов и функций во всех службах предприятия. И в этом процессе нередко начинаются поиски крайних: «у меня в должностной инструкции не написано», «почему это должен делать именно я».  

Такие саботажи внутри предприятий бывают. Чтобы такого не было, на предприятии должен быть лидер, который будет поддерживать внедрение ERP-системы. Для крупных предприятий, у которых большая структура и много сотрудников, нужна команда заинтересованных лиц, которым нужен этот проект, тогда вероятность негативного результата внедрения сильно снижается. 

Реже негативный результат внедрения – следствие некомпетентности ИТ-компании, которая пошла во внедрение, так как не все ИТ-компании понимают сложность проектов и имеют соответствующие компетенции. 

– Решения 1С в сегменте ERP сейчас занимают первое место по количеству внедрений. У некоторых российских компаний уже установлена данная система, и возникает запрос на расширение ее функциональности. Как это можно реализовать в максимально выгодном, с точки зрения экономии ресурсов, режиме? 

– В части расширения функционала нет однозначного рецепта успеха: нужно смотреть на запросы каждой компании. Если задачи по расширению функциональности небольшие, то чаще всего компании их решают своими силами. Если речь о внедрении дополнительной системы, то это проектная деятельность, которую лучше отдавать профессионалам: привлекать со стороны ИТ-компанию, которая внедрит проект, либо открывать проектный офис внутри. Здесь важно понимать, в какой момент ты просто отрабатываешь изменения текущей системы, а в какой – пора переходить к проектному управлению. Иначе можно прийти к ситуации, когда тратятся ресурсы, люди, деньги, а результата нет.

– В условиях постоянно меняющейся реальности компании не готовы к длительному внедрению ERP-решений, и на первый план выходит time-to-market (время подготовки ERP-решения к выходу на реальный проект). С другой стороны, быстрая и полная миграция на отечественные решения сейчас в большинстве случаев невозможна, и эксперты предлагают сосредоточиться на критичных бизнес-процессах. Как следует решать эту дилемму?

– До недавнего времени клиенты не просили внедрить/заменить ERP-систему быстро. Но сейчас такие запросы стали приходить, потому что риски сильно выросли, а сроки поджимают. Поэтому еще раз обращаю внимание тех, кто принял решение о внедрении/замене ERP, на то, что это требует времени. Такие проекты длятся 2-3 года. Первая пара месяцев уходит на анализ бизнес-процессов и проработку концептуального решения к проекту внедрения (перехода – прим.ред). Такой же промежуток времени уходит на поиск подрядчика. После начинается реализация программы проектов длительностью в несколько лет. Это касается работы крупных предприятий.

Есть другие кейсы. Например, летом мы работали с запросом от одного из наших клиентов (небольшая сервисная компания до 100 сотрудников), которая с осени лишается доступа к установленным решениям от SAP. В данном случае заказчику требуется оперативное решение. Но даже для небольшой компании установить отечественную ERP-систему быстро не получится, нужно время.  Поэтому мы рекомендуем запустить простую учетную систему, а затем стартовать проект внедрение ERP. В этом случае бизнес-процессы заказчика до полугода будут выполняться вне информационных систем. 

Еще одним фактором, препятствующим ускоренной миграции на российские решения, является нехватка кадров.  На рынке мы наблюдаем достаточное количество экспертов по 1С, но другие решения, кроме самих вендоров, внедрять некому. И в короткие сроки они не появятся. Для того, чтобы возникли адекватное количество партнеров других решений (не только 1С), также нужно время. 

– Каким отраслям российской экономики в наибольшей мере сейчас нужна система планирования ресурсов предприятия? Какие отрасли являются в этом плане наиболее зрелыми? 

– В части зрелости ERP-решений и уровня автоматизации компаний/отрасли важную роль играют следующие факторы:

1. Опыт сотрудничества с зарубежными партнерами.
Крупные предприятия, которые имели выход на западный рынок, обладали широкой партнёрской сетью за рубежом, как правило, активно следили за своими бизнес-процессами. В результате уровень зрелости их ERP-систем можно оценить как очень высокий. Работа на международном рынке это подразумевает.

2. Производственная необходимость. 
ERP чаще всего внедряется там, где предприятие стремится управлять на всех этапах сложного производственного процесса, а не наблюдать результат постфактум. Поэтому в производственных отраслях, как правило, востребованность ERP-систем выше, что обуславливает и высокий уровень зрелости решений.

3. Личностные характеристики менеджеров/управленцев.
Зачастую в одной и той же отрасли могут быть представлены компании с разными уровнями зрелости систем управления ресурсами и абсолютно противоположным походом к процессам автоматизации. Чаще всего здесь проблема не в отраслях, а в людях, занимающих управленческие позиции. Если у менеджера есть потребность в управлении процессами на системной основе, не вручную, он будет искать инструменты, в том числе опираясь на ИТ. И в этом случае ERP-системы – это стандарт управления ресурсами предприятия. 

На российском рынке ERP-системы чаще всего внедряются в нефтехимической, металлургической областях, машиностроении, строительстве, пищевой промышленности и медицине. Любая структура в ритейле, которая работает с зарубежными компаниями, также стремится к автоматизации своих бизнес-процессов. По состоянию на декабрь 2020 года, согласно данным базы TAdviser, чаще всего ERP-системы внедрялись именно в сфере торговли.

– По прогнозам Gartner на 2022 год, вследствие пандемии и вызванной ею невозможности системных интеграторов предоставлять услуги онсайт, заказчики и интеграторы во всем мире все чаще соглашаются на полностью удаленное внедрение ERP-приложений. Наблюдаете ли вы эту тенденцию в России? Есть ли у вас в компании такие компетенции?

– Такая тенденция в России действительно наблюдалась. Ни один из проектов, которые мы делали в пик пандемии (2020-21 гг.), не остановился. Но введенные в 2022 году санкции и текущая экономическая ситуация в стране приводят к тому, что люди задумались по поводу SaaS. Снижается доверие к облачным решениям. Мы также ожидаем возникновение сложностей с ПО, которое обеспечивает видеосвязь. Трудности также могут возникнуть вследствие ужесточения требований ИБ не только для объектов КИИ, но и для коммерческих предприятий. Все это вкупе может усложнить удаленное внедрение ERP-систем. 

– По прогнозам Gartner , до 50% существующих клиентов крупнейших вендоров ERP-решений к 2024 году будут пользоваться услугами нескольких поставщиков, а не внедрять пакетные решения. Можем ли мы сейчас, в условиях ограниченного числа российских вендоров, говорить о том, что российские предприятия смогут аналогичным образом, за счет более надежной и управляемой интеграции приложений и платформ, улучшить собственные бизнес-процессы? 

– Другого выхода нет. Сейчас нужно быстро решать задачи, не дожидаясь пока вендор отреагирует на потребности рынка. Придется комбинировать решения от разных вендоров. В контексте ERP мы берем за базу пакетное решение и добавляем к нему другие продукты, которые позволяют дополнить сервисы.

– Поделитесь своими рекомендациями по выбору ERP-систем 

– Этот процесс должен быть системным и пошаговым:

  1. В самом начале пути необходимо понять, какие бизнес-процессы вы хотите охватить в системе. 
  2. Исходя из максимального набора процессов нужно идти на рынок и анализировать имеющиеся там решения. Чем шире набор процессов, которые вы хотите автоматизировать, тем труднее выбрать решения. Придется интегрировать несколько решений. 
  3. Чтобы выбрать оптимальное решение, внутренняя ИТ-команда должна быть компетентной. Если чувствуете недостаток компетенций, эффективнее будет привлечь интегратора, у которого большой опыт внедрения аналогичных проектов в вашей отрасли. При этом не следует звать аудиторов и консультантов по бизнес-процессам: они некомпетентны в области информационных систем, технологий и решений. Зовите системных интеграторов, которые занимаются ИС и умеют с ней работать.
  4. В момент выбора решения посмотрите, кто на рынке может внедрять это решение. Если вам предлагают уникальное решение, которым занимается одна компания в России, ответьте себе на вопрос «Готовы ли вы брать на себя риски, что с этой компанией может что-то случиться?». 
  5. Я рекомендую выбирать те системы, которые могут развивать/поддерживать не менее 3-10 вендоров на рынке. Это, с одной стороны, порождает конкурентную среду и положительно влияет на зрелость решения. С другой стороны, вы ограждается себя от зависимости от одной организации. 
  6. Выбирайте систему, которую легче поддерживать: либо есть компетенции внутри предприятия, либо на рынке достаточно компаний, которые могут взять задачу на себя. При этом стоимость владения не должна быть сильно выше стоимости внедрения. Если продукт хороший, то стоимость владения будет меньше стоимости внедрения. Если продукт сырой, то будет обратная картина.
  7. Ответьте на вопрос «Кто будет заниматься поддержкой системы?». Если предприятие берет на себя эту роль, то оно должно иметь возможность самостоятельно нанять на рынке людей. Это не так просто, поскольку сегодня на рынке России достаточно экспертов по SAP и 1С, но, к примеру, сокращается доля экспертов по Axapta. Более надежным будет вариант, когда поддержка осуществляется силами партнеров.
  8. В ERP-системе нужны современные технологии. Надо выбирать вендора, который должен быть готов постоянно развивать и модернизировать платформу. В этом случае нужно смотреть на то, сколько лет вендор на рынке, как развивался, клиентоориентирован ли он. Например, 1С первые 5 лет при развитии ERP-систем вплотную сотрудничали со своими клиентами и исполнителями проектов. Поэтому этот вендор-исполнитель и лидирует на рынке.
  9. Поддержка проекта по внедрению/замене со стороны команды Заказчика. В компании должны быть амбассадоры, которые готовы работать над внедрением проекта. Чем больше вовлеченность этой команды, тем более адекватные решения она примет.
  10. При выборе ERP-системы не пытайтесь охватить все процессы. Надо выбирать системы, которые вы можете запустить и чей функционал вы будете реально использовать. 

Справка о компании:

Группа компаний ICL (АО «АйСиЭл-КПО ВС») – высокотехнологичная, динамично развивающаяся группа компаний, входящая в число крупнейших ИТ-компаний России, предоставляющая весь спектр ИТ-услуг, проектов, решений и продуктов. Численность персонала превышает 4000 специалистов, в том числе 1 500 программистов и разработчиков и свыше 1 000 системных инженеров.

ГК ICL – глобальный поставщик ИТ-решений и сервисов, предлагающий клиентам спектр ИТ-сервисных услуг, инновационных продуктов и вычислительной техники для более 1900 заказчиков из более 30 стран. И уже несколько лет подряд стабильно входит в топ-100 лучших аутсорсеров мира по версии IAOP. Расширение горизонтов в отрасли ИТ, собственные лаборатории и инновационные разработки, фокус на передовых технологиях – вот, что сегодня делает ГК ICL одним из лидирующих предприятий в России. Стратегическое сотрудничество с крупнейшими глобальными ИТ-компаниями и владение передовыми технологиями позволяют заказчикам ГК ICL получить доступ к новейшим разработкам и реализовывать конкурентные преимущества на рынке. Постоянное обучение, сотрудничество с ведущими научно-образовательными заведениями, совершенствование инструментальной базы и непрерывное развитие собственных компетенций являются приоритетом номер один и основой для устойчивого и планомерного развития потенциала группы компаний.

Группа компаний ICL входит в перечень системообразующих компаний российской экономики в сфере информации и связи (список утвержден Правительственной комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики). И ежегодно специалисты ICL доказывают свой профессионализм и инновационность решений, участвуя и побеждая в российских и международных премиях и рейтингах.

Ключевые направления деятельности: импортозамещение, ИТ-аутсорсинг, системная интеграция, информационная безопасность, разработка программного обеспечения, цифровая трансформация, производство оборудования и т.д.


Контакты для связи:

  • Группа компаний ICL
  • АДРЕС (Головной офис): 422616, Лаишевский район РТ, п. Усады, ул. Дорожная, 42 - Особая экономическая зона «Иннополис»
  • ТЕЛ.: 8 (800) 333- 98- 70
  • E-MAIL: pr@icl-services.com
1 комментарий
Отправить
обсуждения
Основная проблема практически всех современных ERP решений (в т.ч. от крупных иностранных вендоров, ... Замена ERP-системы: уравнение с двумя неизвестными
Ганенков Николай, это ПАО «Химпром», г. Новочебоксарск. Мотивация на результат: новая система премирования на «Химпроме»
Игорь, добрый день. Цель Анализа отклонений, определить причины ,по которым они появились. Мной опре... Как повысить эффективность персонала?
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”