Вести КАМАЗа 0 комментариев

Сергей Когогин: «Положение «КАМАЗа» остаётся устойчивым»

Обзор самых интересных вопросов и ответов с брифинга, состоявшемся на ПМЭФ.

Благодарим редакцию газеты "Вести КАМАЗа" за предоставление данного материала. 

«Финансовые показатели полугодия будут не хуже прошлогодних», – заявил журналистам федеральных изданий гендиректор «КАМАЗа» Сергей Когогин на брифинге, состоявшемся на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). «ВК» предлагает обзор самых интересных вопросов и ответов.

Кроме портала, мы предлагаем вам и альманах «Управление производством». Все самое интересное и уникальное мы публикуем именно в нем. 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов ждут вас в полном комплекте номеров. Оформляйте подписку и получайте самое лучшее!

– Сергей Анатольевич, каким образом «КАМАЗ» сохраняет устойчивость в условиях санкций?

– Для того, чтобы обеспечить выпуск в нестабильном составе изделия – то есть при частой ротации поставщиков, нужно, чтобы Научно-технический центр принимал решения в текущем режиме и быстро отрабатывал их с поставщиками. У нас эта система чётко отлажена и позволяет поддерживать работоспособность.

– Какими были худшие опасения в связи с санкциями?

– Серьёзных опасений не было, потому что мы имели запас комплектующих и рассчитывали на свою способность быстро переориентироваться. Но плохо то, что после стольких лет работы мы снова не можем прогнозировать перспективы рынка.

– То есть вероятный уход 40% персонала «КАМАЗа» в простой – это была только оперативная оценка, которая сегодня уже не актуальна?

– Актуальна, поскольку Группа «КАМАЗ» не только производит грузовики и пассажирский транспорт, но и обеспечивает «АвтоВАЗ» комплектующими. Речь идёт об «Объединённых автомобильных технологиях», а это 10 тысяч человек в Самарской, Ульяновской, Рязанской, Пензенской и Владимирской областях. В Татарстане же на заводах Группы массовых сокращений не случилось – отчасти мы поддержали персонал федеральной программой временной занятости, но по большей части предприятия на данный момент обеспечивают зарплатой.

– Как осуществляется в текущих условиях экспорт?

– Клиентскую базу мы сохранили, но наш потребитель за рубежом, да и мы сами не очень хорошо понимаем механизмы платежей – требуются уникальные решения на конкретной территории с её банками. Экспорт ориентируется на эквивалент цен в долларах, и потому доходная часть в лучшем случае остаётся нулевой.

– Имиджевые поставки имеют смысл или вы ставите экспорт на паузу?

– Экспорт идёт – во-первых, у нас подписаны контракты. Во-вторых, остановив экспорт, мы потеряем часть рынков и потом годы потратим на возвращение. Но трудности есть. Основная масса грузов на экспорт шла через порт Санкт-Петербурга, а сегодня этот морской путь закрыт. Кроме того, наша продукция на территории транзитной страны – в Польше – была арестована.

– План по экспорту скорректирован?

– Мы планировали продать 5000 автомобилей, примерно на эту цифру и ориентируемся – от 4000 до 5000.

– Как оцениваете внутренние продажи на этом фоне?

– Вероятно, в нашем сегменте рынок упадёт процентов на 30-40. Конкретно для «КАМАЗа» основной сложностью стали поколения К4 и К5, которые в бизнес-план этого года закладывались по 8000 машин. Выпуск К4 мы собирались завершить, а К5 становился основной темой в следующем году – 14 тысяч. Теперь объём потерян. То, что нам недопоставили европейцы, пытаемся найти в других странах, но это означает рост себестоимости, сделаем от трёх до пяти тысяч. Для «КАМАЗа» это болезненная потеря. С К4 мы очень хорошо зарабатывали. Теперь наблюдаем серьёзное снижение тарифа на магистральные перевозки, поскольку они, во-первых, переориентированы на внутренний рынок, а во-вторых, на вторичном рынке появилось огромное количество двух-, трёхлетних машин. С новым продуктом, с другими ценами перебивать его очень сложно.

Программа локализации позволит нам в следующем году снова выйти на масштабное производство. Суточный темп в прошлом году держался в среднем на уровне 186 автомобилей, в этом году мы вышли на 200, в марте снизили до 180-ти, чтобы растянуть остатки. Апрель работали с темпом 195, в мае-июне опять ушли на 180. То есть динамика по отношению к прошлому году пока несущественна, и у нас нет плана снижать объём производства, просто К3 будет больше.

Поток запчастей тоже идёт, мы научились делать коробки передач. Во всех своих международных СП мы предпринимали усилия, чтобы нарастить локализацию. К примеру, если для коробки передач требовались 250 наименований номенклатуры, мы локализовали их примерно на 95%, остальное приходит из Азии.

– Таким образом, ваша доля на рынке вырастет?

– В объёме продаж К3 вырастет, но это не скажется на показателях выручки, поскольку К3 почти вдвое дешевле К5.

– Когда можно рассчитывать на глубокую локализацию автобусов и электробусов?

– Передняя подвеска пассажирского транспорта в стране локализована, а все мосты и коробки всем и всегда поставлял ZF, как в России, так и в мире. Сейчас внутренний производитель не в состоянии обеспечить всех – и нас, и ЛИАЗ, и «Волгабас», но за полгода эту задачу можно выполнить. Мы возьмём часть работы на себя – испытания передней подвески уже закончили, но по автоматической коробке решения ещё нет, поэтому пока – Азия. К прежним объёмам выпуска пассажирского транспорта планируем вернуться уже в четвёртом квартале.

– Что происходило с долгом в последние три месяца? Как «КАМАЗ» модернизировал производства за счёт кредитов?

– Инвестиционный бюджет мы не перекраивали. Надо сказать, что реакция правительства в феврале – начале марта была оперативной – к примеру, отсрочив уплату утилизационного сбора до конца года, государство обеспечило нас оборотными ресурсами. В масштабах «КАМАЗа» это десятки миллиардов, которые избавили нас от крупного кредитования. Совсем без кредитов не получается, потому что изменились условия платежей: поставщики требуют либо предоплату, либо оплату в день поставки. А закупку электронных компонентов мы профинансировали сразу до конца года.

– С обслуживанием облигационных займов не возникло проблем?

– Скажу в общем: финансовое положение «КАМАЗа» стабильно, и ни у кого не возникает сомнений в нашей платежеспособности. EBIDTA удерживается на хорошем уровне. Кредитный портфель у нас большой, но иначе быть не может при нашей инвестиционной программе, а заимствования понятны и обслуживаются вовремя.

– Инвестпрограмма сохраняется на уровне 17 млрд рублей?

– Немного меньше. Потому что часть оборудования, за которое мы заплатили авансы, не может быть сегодня передана нам нашими поставщиками. Либо мы отработаем возврат авансов и переориентацию поставок на Азию, либо притормозим развитие части проектов. Все инвестиции делались под платформу К5.

– В конечном счёте вы планируете завершить год с прибылью?

– По итогам полугодия наши финансовые показатели будут не хуже прошлогодних, но в основном они удержаны за счёт первых трёх месяцев года. Прогнозировать годовые цифры сейчас бессмысленно, но «КАМАЗ» пережил столько кризисов, что работа в подобных условиях нам уже привычнее, чем на стабильном рынке.

Влас Мысько

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Основная проблема практически всех современных ERP решений (в т.ч. от крупных иностранных вендоров, ... Замена ERP-системы: уравнение с двумя неизвестными
Ганенков Николай, это ПАО «Химпром», г. Новочебоксарск. Мотивация на результат: новая система премирования на «Химпроме»
Игорь, добрый день. Цель Анализа отклонений, определить причины ,по которым они появились. Мной опре... Как повысить эффективность персонала?
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”