Подробнее 0 комментариев

Владислав Соловьев, РУСАЛ: «Мы не можем себе позволить расслабляться»

О предварительных итогах года, перспективах развития, важнейших проектах и стратегических задачах, читайте в интервью Владислава Соловьева, генерального директора Компании.

Благодарим редакцию газеты "Вестник РУСАЛа" за предоставление данного материала. 

17 ноября Совет директоров РУСАЛа назначил Владислава Соловьева Генеральным директором Компании. О предварительных итогах года, перспективах развития, важнейших проектах и стратегических задачах, стоящих перед Компанией, читайте в эксклюзивном интервью Владислава Соловьева «Вестнику РУСАЛа». 

Новые возможности 

– Год уже близится к завершению. Как вы оцениваете его итоги? Какие факторы больше всего повлияли на показатели Компании?

– Начиная с августа ситуация на рынке изменилась в нашу пользу. Хотя положительные тенденции, например рост премий, мы наблюдали еще в начале года. А со второго полугодия начались изменения и на бирже. Цена на алюминий выросла. Плюс укрепился курс доллара. Это нам помогло выполнить цели Приказа № 2, которые были очень жесткими. Мы ожидаем, что результаты года будут хорошими, явно лучше показателей бизнес-плана. Выполнить и перевыполнить Приказ № 2 нам помогли сокращение неэффективных мощностей плюс изменения курса доллара. А стабилизация биржевых цен повлияла на выполнение плана по выручке.

Но в изменениях, происходящих на рынке, таятся и риски, которые мы должны понимать. У Компании сохраняются большие обязательства по кредитам. И хотя этот долг реструктуризирован, его надо выплачивать. Поэтому сейчас важно не расслабляться, считая, что тяжелые времена позади, что ситуация улучшилась и пора наращивать наши затраты. Мы этого делать не будем. 

Глобально ничего хорошего пока не произошло, рынок по-прежнему сложный. Нельзя сбрасывать со счетов и фактор Китая: как он поведет себя в сложившейся ситуации, непонятно. Ведь цены на алюминий на внутреннем китайском рынке и LME очень различаются. Не ясно так же, как будут вести себя другие производители. Начнут ли западные компании открывать законсервированные мощности и наращивать объемы производства? Мы – нет. РУСАЛ  будет придерживаться выбранной стратегии, но неизвестно, как станут действовать остальные.

Впрочем, особого предложения со стороны основных игроков, кроме Китая, мы не видим. И я считаю, это хороший сигнал. Арабские производители вышли на пик своего предложения, а новых проектов у них пока нет. В целом мы надеемся на то, что рынок будет вести себя дисциплинированно.

Могу также  отметить, что для нас улучшилась ситуация и на рынке глинозема. Дальнейшее ее развитие также будет зависеть от поведения производителей. Например, положительным фактором для РУСАЛа стало решение правительства Индонезии о запрете экспорта бокситов в 2014 году, что сразу отразилось на росте цен на глинозем. Это запрет продолжит действовать и в будущем году.

Тем не менее в целом ситуация сложная. Правда, фундаментальных причин, которые помешали бы ей развернуться в худшую сторону, пока нет. Поэтому мы должны действовать очень аккуратно. Будем продолжать все программы, направленные на сокращение издержек, снижение энергопотребления, экономию сырья, импортозамещение и т.д.  

Справедливая цена 

– Одной из антикризисных мер, предпринятых РУСАЛом в 2013 году, стала реализация программы снижения объемов производства, закрытие и консервация нерентабельных предприятий. Наибольший эффект от нее предполагалось получить в 2014 году. Можно ли сказать сейчас, что ожидания оправдались? Удалось ли Компании благодаря этой программе выйти на планируемую себестоимость?

– Да, наши ожидания оправдались. Целевые показатели по себестоимости по факту перевыполнены. Однако этот результат получен, в том числе, и с учетом ослабления рубля. Необходимо это осознавать. Нам не удалось выполнить в полном объеме все задачи, которые мы перед собой ставили. И мы должны это четко понимать.  

– Как реализуются планы по перепрофилированию и созданию новых производств на законсервированных площадках? Выполняется ли данная программа?

– Выполняется. Многое из запланированного мы уже сделали. Например, решен вопрос с выкупом Ондской ГЭС для обеспечения электроэнергией Надвоиц. На промплощадке НАЗа создается совместное предприятие по производству радиаторов. В Волгограде мы планируем производить аноды. В Кандалакше запустили прокатный стан. Есть и другие планы, например, по волховской площадке. Мы открыты для партнерства. Дирекция по новым проектам занимается поиском других производителей автокомпонентов. Это направление остается важным, приоритетным, и мы его будем дальше развивать.

На всех законсервированных площадках мы стараемся найти партнеров и запустить какое-то новое производство, чтобы обеспечить людей работой. Нам важно сокращать затраты на оставшихся мощностях, а также минимизировать расходы на содержание законсервированных производств.

– Вы упомянули финансовую, долговую нагрузку. РУСАЛу удалось реструктуризировать кредиторскую задолженность. Насколько сильно она влияет на операционную деятельность? Соблюдается ли в Компании график погашения кредитов? Нет ли рисков?

– Кредиты, полученные от западных финансовых учреждений, мы реструктуризировали в августе. Конечно, долговая нагрузка на РУСАЛ высокая – 10 млрд долларов. И на финансовые показатели влияет не только эта сумма, но и большие платежи по процентам, которые мы должны погашать. Поэтому у нас на следующий год две задачи: найти механизм  уменьшения долговой нагрузки, выплаты по которой идут по графику, здесь я рисков не вижу, и снижения процентных выплат. Сейчас у нас все свободные деньги уходят на погашение долга, и поэтому, пока мы не начали платить дивиденды, ситуацию в Компании хорошей назвать нельзя. Как только начнем платить дивиденды, это станет индикатором того, что положение изменилось к лучшему. 

– В начале года РУСАЛу совместно с другими мировыми производителями алюминия удалось отложить принятие новых правил работы LME, которые предусматривали ограничение срока ожидания получения металла потребителями со складов и уменьшение объема принимаемого алюминия от производителей. Какова сейчас ситуация?

– Что мы, собственно, оспаривали в правилах LME? Мы говорили: вы торопитесь, эти меры ничего не дадут, по крайней мере, в части ограничения выгрузки складов. Рынок сам нормализует эту ситуацию. Что за этот год фактически и произошло. За время, пока продолжался наш суд с LME и действовала отсрочка введения этих правил, положение как раз нормализовалось. Сейчас вообще нет проблемы с затовариванием складов. Более того, ситуация на рынке способствует тому, что склады разгружаются. Сейчас на них накоплено 4,3 млн тонн металла, думаю, до конца года останется 4,2 млн тонн. Склады разгружаются под воздействием рыночных факторов, и поэтому новые правила не нужны.

А вот в плане прозрачности работы биржи, заключения сделок и формирования цены правила нужны, и в этой части мы их полностью поддерживаем, это надо продолжать внедрять. Мы должны понимать: что за сделки происходят на бирже, кто их заключает, в каких объемах, какие задействованы фонды? Эта информация должна быть открытой для рынка, тогда его участники смогут лучше реагировать и понимать, как формируется цена. И корректировать свои стратегические планы. В этом плане мы новые правила LME поддерживаем. А что касается ограничений, мы по-прежнему считаем, что это решение было лишним. И зря LME его внедряла. Рынок подтвердил нашу правоту.

– Но в то же время премии, которые в этом году выросли до рекордных величин как раз из-за затоваренности складов, остаются высокими.

– Конечно. Поскольку по-прежнему на рынке есть дефицит металла, превышение спроса над предложением, и ощущается физический недостаток алюминия. Мы ожидаем, что премии могут продолжить рост. В частности, предполагаем, что в первом квартале 2015 года премии вырастут на рынках Азии, а также ожидаем роста премий и на американском рынке. 

– А насколько для нас приемлема цена, которую сейчас демонстрирует LME, – около 2000 долларов? С учетом необходимости погашать долг, проценты, обеспечивать и развивать производство.

– Эта цена нам позволяет выполнять все наши обязательства.  

В ожидании равновесия 

– Продолжается ли рост спроса на алюминий на мировом рынке?

– Да, спрос продолжает расти, в среднем на 6% каждый год. В том числе за счет роста мировых экономик, увеличения объемов в разных отраслях. Например, есть устойчивая тенденция перехода автомобилестроения на использование алюминиевых сплавов. Так что здесь все хорошо пока для нас.

– Какой прогноз цены на алюминий на 2015 год?

– Мы полагаем, что она останется на нынешнем уровне. На бирже цена на алюминий будет колебаться в пределах 2100 долларов за тонну.

– Выходит, что РУСАЛ получил для себя преимущества от девальвации рубля. А есть ли для нас от этого процесса негативные моменты?

– Они, безусловно, будут. Изменилась ситуация на финансовом рынке и в потребительском секторе. Мы сейчас ждем понимания, на какой отметке все-таки остановится рост курса доллара. Рынок должен прийти в равновесие, и тогда можно уже обсуждать, каким образом мы будем действовать. Тем не менее уже сейчас мы приняли  решение, что в декабре, перед Новым годом, на предприятиях РУСАЛа будет выплачена единовременная премия рабочим и РСС. Это стало возможным благодаря  положительным результатам деятельности Компании в 2014 году. Огромную роль в достижении этих результатов сыграло сокращение объемов производства и проводимая на заводах работа по снижению издержек и внедрению проектов улучшений, а также выросшие цены на LME и девальвация рубля. 

– Многие сектора российской экономики включились в процесс импортозамещения. Насколько оно нам может быть интересно с точки зрения решения задачи по увеличению потребления алюминия на внутреннем рынке? Есть ли какие-то подвижки в этом направлении?

– Российский рынок – самый важный для нас с точки зрения продаж алюминия. Поэтому в РУСАЛе принята специальная программа, предусматривающая увеличение до 2020 года потребления алюминия на внутреннем рынке до 2 млн тонн в год. Мы  активно занимаемся этой программой совместно с Министерством промышленности и торговли.  Она включает в себя разные направления: увеличение потребления кабельной продукции, автокомпонентов, фольги, алюминия для бытовых нужд, изготовление вагонов из алюминия и т.д.

В эту программу входит и производство радиаторов, которое мы открываем в Надвоицах. Что это такое? Это не иначе, как импортозамещение: предложение российскому потребителю отечественной продукции вместо китайской. Автокомпоненты – то же самое. Для нас это направление приоритетное, будем им активно заниматься. Создана специальная группа в дирекции по сбыту на рынках России и СНГ. Будем каждый квартал сверять шаги с Минпромторгом. В следующем году планируется создать Фонд развития промышленности. Одной из его задач станет поддержка собственного производства и потребления алюминия. В том числе и за счет финансирования перспективных производств. 

Опять рост… 

– Как вы считаете, что нас ждет в будущем году с точки зрения тарифов на электроэнергию? Будут ли они повышаться или останутся на уровне 2014 года? Насколько изменения, которые сейчас происходят в естественных монополиях, повлияют на экономику, на бизнес Компании?

– Если говорить про тарифы, к сожалению, они растут. Проводится индексация железнодорожных и энергетических тарифов. Но, я думаю, что рост этот, по крайней мере в энергетике, будет меньше или сопоставим с инфляцией по году. То есть не катастрофическим. По железнодорожным тарифам  сейчас идет дискуссия о размере индексации. В худшем случае, это будет 10%.

Рынок электроэнергии во второй ценовой зоне, то есть в сибирских регионах, более-менее контролируем. Но рост будет, и это, безусловно, для нас фактор, который негативно повлияет на нашу себестоимость.

– В последнее время РУСАЛ работал над созданием собственных генераций: строительство Богучанской ГЭС, ввод в строй Ондской ГЭС. Удалось ли за счет этого снизить расходы? Будет ли продолжаться работа в этом направлении?

– Да, конечно, собственная генерация позволяет снизить расходы. Тем не менее, что касается строительства, то пока мы ограничимся Богучанской ГЭС, будем работать над заключением долгосрочных  договоров, в частности с «РусГидро» и другими партнерами. И одновременно необходимо договариваться о текущих поставках. Мы уже заключили долгосрочный договор по поставкам газа на наши ТЭЦ на Урале.

– Есть ли в РУСАЛе программы, направленные на то, чтобы снизить влияние роста тарифов на результаты деятельности?

– Разумеется. У нас на всех заводах действует программа энергосбережения. Мы будем внедрять лучшие практики и решения в данной сфере и снижать расход электроэнергии. Вторая программа, направленная на снижение расходов на железнодорожные перевозки, предусматривает переход всех заводов на использование мягких контейнеров для транспортировки глинозема, что позволит снижать тариф на 20-30% . И этим надо продолжать заниматься.

Нам необходимо использовать все способы для удержания и снижения себестоимости продукции. Несмотря на улучшение ситуации на рынке, поводов для особого оптимизма пока нет.  

Держать показатели! 

– В современных условиях любой компании, чтобы оставаться лидером, необходимо постоянно вкладывать немалые средства в совершенствование технологий, модернизацию. Предусмотрены ли в следующем году средства на инвестиционные программы?

– Объем инвестиций по сравнению с 2014 годом будет увеличен. Нам надо привести в хорошее рабочее состояние наше оборудование. На некоторых заводах, например на АГК, из-за недостаточного финансирования в кризисные годы состояние оборудования ухудшилось, и это не секрет. Сейчас, когда у нас появилось больше финансовых  возможностей, наша задача – привести его в порядок. Таким образом, инвестпрограмма будет увеличена. Мы сегодня можем вплотную заняться ремонтами оборудования на предприятиях.  Главное, чтобы эти средства были  потрачены эффективно.

 – Как обстоит ситуация с завершением строительства и вводом в строй БоАЗа?

– Мы будем его запускать.

– Ведется ли работа над другими стратегическими проектами, такими как Тайшетский алюминиевый завод и анодная фабрика? 

– В настоящее время по ним продолжаются проектные работы.

– Ранее топ-менеджеры РУСАЛа не исключали вероятность привлечения зарубежных партнеров, в частности китайских компаний, для реализации данных проектов. Будет ли развиваться партнерство с Китаем?

– Будет. Мы проводим переговоры, ищем китайские компании, которые смогли бы выступить нашими полноценными партнерами. Кроме того, китайских партнеров мы намерены привлекать и для поставок оборудования. Я считаю, это правильное направление. Мы его начали  реализовывать два года назад, и работа продолжается. Будем рассматривать партнеров на Тайшет и на другие предприятия.

– Украину, где у РУСАЛа два предприятия – ЗАлК и НГЗ, уже год лихорадит. Со стороны радикальных политиков звучат призывы национализировать заводы, принадлежащие российским компаниям. В СМИ прошли сообщения о попытке захвата комбината в Запорожье. Насколько велики риски для активов РУСАЛа?  

– Риски есть всегда, но я считаю, что они за последнее время особо не изменились. Нестабильная ситуация вокруг ЗАлКа продолжается уже несколько лет. С 2011 года выносятся решения судов, подключается прокуратура. Тем не менее объективных оснований для этого нет.

А по НГЗ ситуация стабильная, завод продолжает работать, выполняет производственные задания, занимается снижением себестоимости продукции, реализует проекты в рамках программы социального партнерства с местной властью. И там, если и есть нерешенные проблемы, то они носят рабочий характер. В частности, высокие цены на газ.  

Руководство РУСАЛа обещало расширить мотивационные программы в случае восстановления цен на алюминий. Рассматривается ли сейчас этот вопрос?

–  Как я уже сказал, рабочие и РСС наших предприятий получат в декабре единовременную премию. Кроме того, в Компании в стадии согласования находится Положение о ежеквартальном формировании фонда развития предприятия (ФРП) по результатам работы предприятия и Компании. При благоприятной макроэкономической ситуации на рынке данное Положение может начать действовать в  2015 году.

– Что вы можете сказать о дальнейшей стратегии Компании?

– Она не изменилась. В следующем году нам необходимо сконцентрироваться на удержании достигнутых показателей по себестоимости и постараться улучшить их. Будем увеличивать долю своего присутствия на внутреннем рынке. Важно довести долю производства сплавов до уровня не менее 50% от общего объема выпуска продукции. Это позволит нам изменить статус: перейти из разряда производителей первичного алюминия в число компаний, которые производят продукцию с добавленной стоимостью. Естественно, сохранятся повышенные требования к качеству, к работе с конечными потребителями. 

Все наши социальные и мотивационные программы будут направлены на то, чтобы у нас работали лучшие специалисты. Кадровый резерв и работа с ним станет для нас приоритетом  

Еще один приоритет – обеспечение заводов Компании бесперебойными поставками электроэнергии на основании долгосрочных контрактов. В будущем РУСАЛ планирует сконцентрировать в Сибири производства мощностью 5,5-6 млн тонн алюминия в год – за счет ввода в эксплуатацию БоАЗа, строительства алюминиевого завода в Тайшете. Фактически мы все объемы производства металла уже перенесли из европейской части России на восток, где есть доступ к относительно дешевой энергии гидроэлектростанций. Будем продолжать сотрудничество с «РусГидро» и «Евросибэнерго».

Еще одна важная тема, актуальная и в долгосрочной перспективе, –  экология. Мы продолжим внедрять новые технологии, в первую очередь, «Экологический Содерберг». Надеемся, что в ближайшее время нашими  специалистами будет разработана наилучшая технология с использованием инертного анода. Мы планируем на этой технологии  проводить следующий этап модернизации наших действующих предприятий и вести строительство новых заводов.

У Компании очень устойчивая и сбалансированная ситуация по глинозему. В долгосрочной перспективе мы получим избыток глинозема и сможем не только обеспечивать свое производство, но и торговать этим сырьем. У нас есть три законсервированных больших завода: Alpart, Euroallumina и Friguia. Мы должны найти решение, как будем их запускать. На рынке прогнозируется избыток глинозема, поэтому нам надо решить, как все заводы сделать долгосрочно устойчивыми. В том числе и определиться с энергоносителями: эти заводы работают на мазуте, поэтому очень сильно зависят от конъюнктуры цен на нефть.

Виктор ЗИМИН, Фото Олега КОРОЛЕВА 

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Никакая программа не позволяет "выявлять причины брака", только сигналы об изменениях в пр... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Добрый день, Статистическое управление процессами - это не сравнение контролируемых значений с г... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Узнайте больше Система 5S 15 чек-листов, примеры, фото и многое другое
Система 5S