0 комментариев

К сырьевой самодостаточности (Стратегия развития НЛМК)

Известно, ОАО «НЛМК» в достатке располагает железной рудой и другим сырьем, необходимым для производства стали, за исключением коксующегося угля. Интеграция добычи угля в структуру Группы и стала темой нашей беседы с вице-президентом Компании, руководителем департамента «Уголь» Александром Сапрыкиным.

«КОМПАНИЯ-НЛМК», корпоративный журнал ГК НЛМК, июнь 2011г. www.nlmkgroup.com

Александр Сутормин

 

Известно, ОАО «НЛМК» в достатке располагает железной рудой и другим сырьем, необходимым для производства стали, за исключением коксующегося угля. Интеграция добычи угля в структуру Группы и стала темой нашей беседы с вице-президентом Компании, руководителем департамента «Уголь» Александром Сапрыкиным

- Александр Николаевич, из крупных металлургических фирм России, пожалуй, лишь НЛМК полностью зависит от сторонних поставщиков угля для коксования. Некоторые эксперты видят в этом недостаток Компании. А Вы как считаете?

– Я бы не стал утверждать, что отсутствие действующих угольных активов – это недостаток нашей Компании. Думаю, Вы не станете отрицать, что актив активу рознь. А мы хотим, чтобы наши угольные предприятия были конкурентоспособными по всем статьям: обеспечивали нас ликвидным углем с минимальной себестоимостью, независимо от рыночной конъюнктуры. 

Ситуация на рынке постоянно меняется и это, безусловно, сказывается на ценообразовании, при этом мы всегда покупаем уголь по рыночной цене. Когда спрос неконтролируемо растет – это обусловлено, в первую очередь, спросом со стороны металлургов, у которых тоже все хорошо с реализацией металлопродукции и ценами на нее. При такой ситуации, покупая уголь на рынке, мы отдаем часть добавленной стоимости поставщикам, но ведь у нас самих тоже прибыль остается. Но когда наступает спад потребления и цены падают, то у нас нет обязательств обеспечивать кому-то рентабельный сбыт его продукции, поэтому мы выбираем нужный нам товар по минимально доступной цене и в условиях спада экономики это дает нам преимущество. 

Напомню, с наступлением кризиса, металлургическим компаниям, которые владеют собственными угольными активами, приходилось дотировать свои угольные предприятия, чтобы сохранить их в работоспособном состоянии. При этом, сами металлурги тоже находились в непростой ситуации: спрос на металл упал в разы, рухнули цены, а главное, и это продолжается по сей день, ни у кого нет уверенности в том, что все это не повторится снова. 

- Сколько угля требуется предприятиям Группы? У кого мы его приобретаем?

– Потребность наших предприятий в коксующемся угле около 9 млн тонн, из них около 5,5 млн тонн идет на «Алтай-Кокс», остальное – на Новолипецкий комбинат. Из этого угля предприятия производят более 6 млн тонн кокса в год, из которых 2/3 используется для обеспечения нужд доменного производства НЛМК и 1/3 продается на свободном рынке. С пуском ДП № 7 и этот объем будет потребляться НЛМК. 

Коксующийся уголь мы приобретаем у поставщиков на рынке. Покупаем мы его, в основном, у независимых производителей, не входящих в вертикально интегрированные металлургические структуры. Лишь около 20% от угольной шихты покупается у угольных компаний, имеющих отношение к металлургическим холдингам. Отношения со всеми нашими поставщиками строятся на основе долгосрочных контрактов, что служит гарантией бесперебойного снабжения углем предприятий Группы. 

- Компания обходилась без собственных угольных активов, и вдруг решила обзавестись угольными месторождениями, с чем это связано?

– Мы и до этого проявляли интерес к угольным активам и месторождениям, но они не во всем соответствовали нашим требованиям. В течение последних нескольких лет на российском рынке начал образовываться дефицит качественных марок коксующихся углей. Ведь любое месторождение рано или поздно вырабатывает свои ресурсы. В первую очередь извлекаются запасы с более благоприятными горно-геологическими условиями залегания. Именно с выработкой запасов было связано закрытие многих шахт в Российской Федерации в 90-е годы прошлого столетия, на этот счет даже была принята специальная государственная программа, выделялись средства. 

Постепенно истощаются ресурсы и ныне действующих угольных шахт и разрезов, а вот со строительством новых предприятий на неосвоенных месторождениях коксующегося угля дела обстоят гораздо хуже, как по объективным, так и по субъективным причинам. Введенные в строй за последние 10–15 лет новые угольные предприятия можно пересчитать по пальцам. 

Еще одним немаловажным фактором такого нашего решения является сужение спектра независимых поставщиков угля, которые за последние годы активно вливались в ряды вертикально интегрированных металлургических холдингов. Естественно, при таких слияниях потоки качественного угля также претерпевали изменения: в первую очередь уголь начинал поставляться внутри холдинговых структур и лишь потом, как бы по остаточному принципу, предлагался на рынок остальным потребителям. 

Произвести качественный кокс из имеющегося на рынке отечественного угольного концентрата стало непросто. Такая проблема уже не первый год стоит перед всеми отечественными металлургами, в том числе и имеющими собственные угольные активы. 

Все эти факторы стали поводом задуматься над поиском новых перспективных месторождений с качественным коксующимся углем. 

- Вы упомянули о проблеме качества кокса, как удается ее решать сегодня?

– Вопрос качества кокса перед нами стоит давно, и мы успешно решаем его благодаря покупке качественного импортного угля, а также за счет совершенствования технологии работы на отечественной угольной шихте с применением различных добавок. 

Первый контракт на поставку импортного угля из США был заключен нами еще в 2007 году. Мы были первыми из отечественных металлургов, кто пошел на такой шаг, но теперь и другие наши коллеги поступают также. Мы работаем с одним из лидеров американской угольной отрасли по долгосрочному контракту с фиксированной годовой ценой. Количество импортного угля в объеме нашей общей закупки не превышает 10%, но качество выпускаемого нашими коксохимами кокса улучшилось существенно. Для примера: показатель горячей прочности кокса сегодня составляет не менее 58%, в то время как еще недавно коксохимикам с трудом удавалось достигать 52%, требуемых действующим стандартом НЛМК. 

Работа в направлении совершенствования технологии получения качественного кокса нами не прекращается, и сейчас в стадии проработки и реализации находятся некоторые другие технические решения, поговорить о которых можно будет после их завершения. 

- Как компенсируется цена на американский уголь, ведь за морем телушка – полушка, да рубль – перевоз?

– За счет качественного кокса, который улучшает показатели доменного передела. Цена доставки нивелируется снижением расхода кокса, повышением производительности доменной печи. Это как раз тот случай, когда овчинка стоит выделки. 

- Мы с вами несколько отвлеклись от основной темы. Вернемся к приобретенным угольным месторождениям…

– Перед нами стоит задача самообеспеченности Компании качественными углями. Ни один альтернативный поставщик не решит эту проблему для нас или за нас. Требуется строительство собственных угольных предприятий, современных и конкурентоспособных – это стратегия вертикальной интеграции и она рано или поздно будет реализована. 

Приобретение нужных месторождений лишь первый, но очень важный, шаг в этом направлении, так как в нераспределенном фонде недр Российской Федерации не так много месторождений с действительно ликвидным углем, горно-геологические условия залегания которых позволяли бы недропользователям эффективно, технологично и безопасно добывать этот уголь. 

В 2005 году Компания получила лицензию на право отработки месторождения «Жерновское-1», уточненные балансовые запасы которого составляют 163 млн тонн угля марок Ж (жирный), ГЖ (газовый жирный), ГЖО (газовый жирный отощенный). Буквально недавно мы получили лицензию на добычу каменного угля на участке «Жерновский Глубокий», находящемся ниже границ участка «Жерновский-1». Запасы «Глубокого» – около 73 млн тонн угля марки Ж , ГЖ и ГЖО. Освоение обоих участков планируется вести единым технологическим комплексом – ГОК «Жерновский», что минимизирует затраты на создание общей производственной инфраструктуры с использованием лучших технологий, отвечающих современным требованиям безопасности. Кроме того, объединение запасов двух участков существенно продлевает срок эксплуатации единого предприятия. Сейчас по освоению Жерновского месторождения ведутся проектные работы, параллельно решаются вопросы землеустройства, получения права доступа к объектам инфраструктуры региона и ряд других мероприятий. В текущем году инвестиции в подготовку строительства ГОКа составят свыше 1 млрд рублей. Выход на проектную мощность ГОКа «Жерновский» намечается в 2016 году, его производительность составит 4,5 млн тонн рядового угля в год, из которого будет вырабатываться 3,5-3,7 млн тонн концентрата. 

ГОК практически такой же мощности появится и на Усинском месторождении в северо-восточной части Печорского угольного бассейна Республики Коми, на разработку запасов которого НЛМК в январе текущего года приобрел лицензию. Балансовые запасы участка Усинский-3 составляют 227,2 млн тонн высоколиквидных углей марок 2Ж и КЖ. Марка КЖ – это по сути готовая шихта для коксования, из нее без смешивания с другими марками можно получать высококачественный кокс. В течение семи лет на участке Усинский-3 планируется провести геологоразведочные работы, подготовить технический проект промышленного освоения участка и завершить строительство ГОКа. Ввод в эксплуатацию планируется в 2016 году с выходом на проектную мощность 4,5 млн тонн в 2018 году. 

- Закроют ли планируемые производственные комплексы все потребности Группы НЛМК в угольном концентрате? Иными словами, решит ли это проблему полной самообеспеченности Компании НЛМК по жирным и коксовым маркам угля?

– Закроют на 100% по жирной группе углей (марка Ж, ГЖ), полагаю, что по этим маркам даже будет некоторый избыток, который можно будет продавать на сторону. Суммарно, с учетом качественных характеристик марки КЖ, это закрывает до 60% от общей потребности предприятий Группы в коксующихся углях. Остальные 40% – это марка К и ее заменители – мы пока планируем покупать на рынке. 

- Если я правильно понял, то точного ответа на вопрос о дополнительном приобретении угольных активов, пока нет?

– Почему же нет, если на рынке появится актив, удовлетворяющий нашим требованиям, мы рассмотрим варианты его приобретения. Мы открыты к сотрудничеству со всеми участниками рынка и готовы рассматривать все возможные варианты развития угольного сегмента нашей Компании. 

- Перспективы развития угольного направления, как мне кажется, связаны не только с приобретением угольных активов, но и с рациональным и технологичным использованием самого сырья при производстве кокса.

– Абсолютно верно. Как я уже говорил, у нас есть идеи и проработки, касающиеся использования на коксовом переделе менее ценных марок углей, не проигрывая при этом в качестве кокса. Многое тут зависит от конструкции коксовых батарей, возможностей их оптимально рационального переоснащения, технико-экономической целесообразности. Эта тема, как и некоторые другие, о которых говорилось выше, в настоящее время является предметом изучения, поэтому обо всём этом я предлагаю поговорить в другой раз, по мере накопления более прикладных знаний и материалов, применительно к условиям наших предприятий.

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Нам повезло - для нас экскурсию и дегустацию проводила бывший главный пивовар этого завода, было реа... Промышленный туризм: побывай на пивоварне, которой уже более 155 лет!
Подскажите как понять какая методика лучше всего подходит для товара. Есть например три модели попол... Управление запасами
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”