0 комментариев

У нас нет времени на раскачку

Интервью с председателем Комитета Государственной Думы РФ по науке и наукоемким технологиям Валерием Черешневым и его заместителем Вячеславом Осиповым

Источник информации: портал "Управление производством"

Сегодня совершенно очевидно, что переход России на инновационный путь развития затянулся. «Деклараций о намерениях» здесь пока гораздо больше, чем реальных дел. Национальная инновационная система, если об ее наличии вообще имеет смысл говорить, далека от совершенства. О том, что нужно сделать, чтобы привести ее в соответствие с требованиями времени, потребностями российской экономики, мы беседуем с председателем Комитета Государственной Думы РФ по науке и наукоемким технологиям Валерием Черешневым и его заместителем Вячеславом Осиповым.

 

Нужно определить правила игры 

Валерий Александрович, Вячеслав Константинович, какие изменения претерпела национальная инновационная система за последние несколько лет? В чем вы видите основные сдвиги в развитии НИС? 

В. Черешнев:

– Совершенствуется понимание того, что в принципе представляет собой инновационная деятельность. Раньше все думали, что ею занимаются исключительно наши прикладные институты, которые непосредственно работают для производства чего-то наукоемкого, обязательно нового, конкурентоспособного. Но оказалось, что все это гораздо доступнее. Инновационной деятельностью можно заниматься не только  в лабораториях академических или отраслевых институтов.

В чем мы сейчас продвинулись? В понимании того, что инновации — это нормальное, живое дело. Что инновационная  инициатива может исходить и от отдельного коллектива,  института, центра, и от целого отделения Академии наук, а может - от одного или двух человек.

Но системных правовых отношений в области инноваций по-прежнему нет.  Нашей стране нужен отдельный «инновационный» закон.

Мы пришли к пониманию того, что необходимо привести в систему все, что связано с инновациями. 

В. Осипов:

– Причина существующих ныне проблем – в отсутствии    законодательной базы. Ведь на сегодняшний день мы даже в названиях  путаемся: что такое инновационный процесс, инновационная деятельность, инновационное мышление. Мы их употребляем в речи, но спроси кого-нибудь, что это значит – толком никто объяснить не может.

Сейчас ставятся задачи по поиску и реализации инновационных путей развития, экономика должна становиться на инновационные рельсы. И поэтому на данный момент принято следующее решение (на уровне Государственной Думы, министерства образования): прежде всего, нужно создать закон по инновационной системе, который прояснил бы все  вопросы инновационной политики,  инновационной деятельности. Тогда будет на что опираться как бизнесу, так и государству при решении тех или иных вопросов, легче станет находить взаимопонимание. 

– А что раньше мешало созданию НИС?

В. Черешнев:

– Неустойчивость экономической системы, постоянные изменения «правил игры» – вот причины. Сейчас кризис вскрывает суть отношений между вузами, частным капиталом, государством. 

– Вы направляли в Правительство запрос о том, почему все предлагаемые поправки в Закон об инновациях, который находится на рассмотрении еще с 1999 года, отклоняются. Какой был дан ответ? 

В. Черешнев:

 – Принятие того закона было приостановлено Владимиром Путиным. Тогда «уходящая» уже Дума третьего созыва дала нам такую рекомендацию: состыкуйте положения проекта закона об инновациях с 7-8 другими действующими законами, чтобы исключить  противоречия.

Закон об инновациях необходимо было стыковать, например, с  вопросами получения государственными вузами права на инновационную деятельность. Тут же выяснилось, что нужно в связи с этим внести поправки еще в четыре закона: о науке, об образовании, о послевузовском профессиональном образовании, о малых предприятиях….

И это только  позиции, касающиеся создания предприятий на базе институтов. А если принимать во внимание все вопросы по инновациям, нуждающиеся в правовом регулировании, то  уже надо не в четыре, а в двадцать законов вносить поправки. Поэтому было решено сделать один «сквозной» закон, который учтет все нюансы, противоречия и снимет их.

Также хочу сказать, что именно отсутствие законодательной базы является первопричиной кризиса доверия между бизнесом и властью. Сейчас у нас государственно-частное партнерство  находится не на должном уровне, и это сдерживает развитие НИС. Бизнесмен хочет опираться не на конкретного чиновника, «подписавшего с ним договор», а на закон, который будет гарантировать соблюдение его прав, независимо от того, кто завтра займет то или иное кресло в каком-нибудь министерстве. 

В. Осипов:

В последнем заседании рабочей группы нашего Комитета принимали участие многие влиятельные люди, в том числе и из Администрации Президента. Я был свидетелем жаркой дискуссии Виктора Попова – настоящего «аса» законотворческой деятельности – с представителем  Министерства образования и науки. После этой дискуссии и было принято решение: отказаться от работы над поправками и заняться отдельным законом по инновациям. Чтобы законопроект имел все перспективы на жизнь, нужно разработать концепцию, затем – проект закона, и дальше его утверждать. Если мы будем заниматься работой над поправками, то и через десять лет не примем закон об инновациях.

Однако, даже когда закон будет принят и реально «заработает», он не станет залогом того, что доверие между бизнесом и государством сразу же появится. Для этого нужно время. Но ждать, надеяться, что все как-то само собой образуется, без законодательной базы – по меньшей мере наивно. Инновационная деятельность начнет развиваться, если для этого будут и рыночные, и правовые предпосылки, а также законодательные гарантии. 

И еще один очень важный вопрос, по которому было принято решение. Любой инновационный путь развития может быть перспективным, если есть ответственные за него. Ответственность должна осознаваться на уровне руководства страны, правительства России. Мы, как законодатели, можем писать законы, но понимание их важности и осознание ответственности за выход экономики на инновационные магистрали должно быть у руководства страны. Для нас таким руководством является Министерство образования и науки. Ответственность Правительства жизненно необходима. 

В. Черешнев:

– Когда разговор идет об ответственности, мы понимаем, что на данный момент  нет централизации, нет уполномоченного интегрирующего органа, который бы руководил всеми процессами: и приоритетными направлениями инновационного развития в том числе. А то сегодня Министерство образования и науки по своей федеральной целевой программе помогает 20 предприятиям, которые занимаются только электроникой. А другие отрасли оказываются в упадке. Нет сбалансированности.

Почему так происходит? Потому что нет в Правительстве куратора, который бы этот вопрос отслеживал, нет ответственного за поиск и поддержание «балласта». А  если будет уполномоченный орган, с которого в Правительстве будут спрашивать за результаты, то там, в этом органе,  при определении приоритетов сначала сто раз подумают, как надо расставить приоритеты, чтобы сохранить пропорциональность, сбалансированность, чтобы не было перегибов в ту или иную сторону.

Вот эту ответственность, централизованность управления инновационным процессом мы и хотим отразить в разрабатываемом законе. 

– Это будет весомым вкладом в развитие национальной инновационной системы. Возможно, тогда и инновационное мышление начнет быстрее формироваться. 

В. Черешнев:

– Есть люди, которым инновационное мышление уже присуще. Это изобретатели, новаторы, рационализаторы.

Но если мы пойдем по пути копирования чужих технологий, то это приведет только к тому, что завтра у нас будет то, что в Европе и в других странах есть сегодня, сейчас. Мы всегда будем отставать. Способствовать развитию инновационного мышления такое положение не будет. Инновационное мышление – это мышление лидера, а не просто одного из участников конкурентной борьбы. Лидер всегда оставляет других далеко позади. 

Суть инновационного мышления государства в том, чтобы нацеливать наших специалистов, ученых не на игру «догони другого», а на то, чтобы «обгонять» передовые технологии, существующие за рубежом.

В. Осипов:

– Вот мы восторженно восклицали, что в Саранске построим завод светодиодов на карбиде кремния – мегапроект! На перспективу просили инвестиции. А Михаил Прохоров говорит, что уже завтра будет его строить!

Быстро понять, в какие инновации выгодно вкладывать деньги и быстрее других их вложить. И ученым, участвующим в таком проекте, хорошо платить. Вот инновационное мышление с точки зрения бизнеса. И это – правильно!

– То есть материальные стимулы для рационализаторов, ученых, инноваторов – самый верный способ развития инновационной деятельности?

В. Черешнев:

– Стимулы должны быть и материальные, и моральные. Инновации – залог того, что один  человек или группа людей становятся финансово обеспеченными на годы и даже поколения вперед, но при условии внедрения ими разработанного «ноу-хау», коммерциализации разработки. Неэффективно с точки зрения новой экономики (экономики знаний, а не ручного труда) и просто недальновидно тратить деньги и время на коммерчески невостребованные разработки.

Моральный стимул заключается в признании того, что ты – умнейший человек, интеллектуальная элита мира, лауреат всевозможных премий, удостоен правительственных наград.  Все это ждет новаторов, людей с инновационным мышлением и инновационными подходами к той деятельности, которую они для себя избрали. Неужели такие стимулы можно назвать недостаточными? 

В. Осипов:

– Сейчас проводятся конкурсы «умников» среди школьников. Победители получают гранты. И без экзаменов поступают в 200 лучших вузов страны. Тоже – стимул. Молодым ученым давали и по 600 тысяч рублей, молодым докторам наук – по миллиону. Грантами можно стимулировать молодежь, чтобы она шла в науку.

Но системного процесса и интеграции науки в рынок инноваций нет. И мы как законодатели свидетельствуем: тормозом развития инновационной национальной системы является именно отсутствие правовых гарантий того, что «вот сегодня я занимаюсь инновационными разработками, и завтра никто у меня ничего не отнимет».  

– НИС будет сложно развиваться, если продолжится отток «инновационных мозгов» за границу. Как можно остановить такую тенденцию?

В. Осипов:

– Опять же через стимулирование молодых ученых и целых коллективов  институтов заниматься исследовательской деятельностью, имеющей прикладной характер.

Одна сторона – создание правовых механизмов для науки. Другая – увеличение финансирования со стороны государства  на создание институтами исследовательских «классов», лабораторий, оснащение их новейшим оборудованием.

Сейчас, например, в исследовательских институтах АН только 30% оборудования годно для современных исследований, 70% – мягко говоря, устарело.

В. Черешнев:

– Студенты и аспиранты будут заниматься исследовательской деятельностью  там, где для них создадут необходимую базу для исследований. И это станет еще одним толчком к формированию экономики знаний и совершенствованию инновационной системы.

В. Осипов:

– Утечка мозгов также связана и с неразвитостью нашей финансовой системы. Инновации нуждаются в кредитах, а выделение денег на инновации – это всегда риск. Но работать нужно над тем, чтобы и коммерческие, и государственные банки стимулировали инновационный процесс, помогая в целом развитию национальной инновационной системы.   

– Как еще можно обеспечить устойчивый рост экономики и развитие НИС? 

В. Черешнев:

– Существует еще один «рецепт» обеспечения устойчивого роста экономики на основе использования научных и технических достижений. Это развитие малого и среднего предпринимательства в сфере инноваций. Понятно, что небольшие фирмы более мобильны, способны быстро реагировать на изменения рыночной конъюнктуры, оперативно внедрять результаты интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот.

В. Осипов:

– Причем здесь нам нет нужды «изобретать велосипед». Достаточно обратиться к зарубежному опыту. В развитых странах малые и средние предприятия находятся на острие научно-технического прогресса. Там это – норма. Именно на базе малых и средних предприятий крупные компании осуществляют апробацию инновационной продукции, после чего осваивается ее серийное производство. Поэтому  малый и средний инновационный бизнес обеспечивает там примерно половину всех крупнейших технологических нововведений.

– Что же нам мешает учесть такой опыт?   

В. Черешнев:

– Дело в том, что в идеале должна существовать своего рода цепочка:  «наука и образование – инновационный малый и средний бизнес – крупный бизнес». Но  в России малые  и средние предприятия недостаточно интегрированы в  инновационную систему. Это препятствует распространению знаний из сектора исследований и разработок в производство, их капитализации. Это – одна из главных причин «инновационной пассивности» малых и средних предприятий.

В. Осипов:

– Определенный оптимизм, как ни странно это, может быть, звучит, внушают нынешние социально-экономические условия. Понятно, что сегодня  сделки купли-продажи и финансовые операции на валютных рынках не дают высокой доходности. Поэтому можно надеяться, что для владельцев предприятий малого и среднего бизнеса  инновационная деятельность станет более привлекательной.

В. Черешнев:

– Однако аргументов «против» тоже, пока, увы, предостаточно. Можно назвать и  несовершенство налогового законодательства, и неразвитость инновационной инфраструктуры, и недостаток собственных средств, а также трудности с получением банковских кредитов…. Хотя, все это, конечно, не ново.

В. Осипов:

– Снова обращаясь к зарубежному опыту, хочу добавить, что  непременным условием успешного развития малого предпринимательства является его всесторонняя и стабильная господдержка. Прежде всего, речь должна идти о создании необходимой нормативно-правовой базы, направленной на экономическое стимулирование инновационного предпринимательства. Понятно, что никто, кроме государства, такую базу создать не может.

 

Система государственной поддержки 

– Но существует же Федеральный закон «О развитии малого и среднего  предпринимательства в Российской Федерации»… 

В. Черешнев:

– Который далек от совершенства. Во всяком случае он не обеспечивает в полной мере правового решения проблем государственной поддержки малых и средних предприятий в инновационной сфере.

Именно поэтому наш комитет вышел с законодательной инициативой,  проектом Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности субъектами малого и среднего предпринимательства».

Этот законопроект как раз и направлен на совершенствование системы государственной поддержки малых и средних предприятий, осуществляющих производство на основе использования  результатов интеллектуальной деятельности.

– Снова уместно говорить о стимулах? 

В. Черешнев:

– А разве не стимул налоговые льготы? Законодательное закрепление налоговых льгот  позволит создать необходимую правовую базу для того, чтобы региональные и федеральные органы власти дифференцированно могли поддерживать такие предприятия. Пока, даже если такое желание существует, реальных возможностей его реализовать – немного.

 Законопроект как раз и  устанавливает правовой механизм оказания господдержки субъектам малого и среднего предпринимательства, осуществляющим инновационную и научно-техническую деятельность посредством адресного предоставления налоговых льгот.

– А каким критериям должно отвечать предприятие малого или среднего бизнеса, чтобы иметь право на подобную поддержку?   

В. Осипов:

– Они должны выполнять научные исследования и разработки. А также использовать в собственном производстве изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства («ноу-хау»).

Мы считаем, что малые и средние предприятия, которые производят продукцию с соблюдением этих условий, должны освобождаться от уплаты налога на добавленную стоимость. То же касается и налога на прибыль.

Конечно, льготы «навсегда» никто не дарит. Время пользования льготами приравнивается к сроку действия договора об исключительных правах на указанные результаты интеллектуальной деятельности, но не более пяти лет.

Кроме того, мы предлагаем не облагать налогом на прибыль суммы, которые  предприятия направляют на проведение и развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. 

В. Черешнев:

– Мы уверены, что принятие такого закона позволит создать эффективную систему господдержки и будет способствовать активизации инновационной активности малых и средних предприятий.  Это должно принести результат. Причем не когда-то в труднообозримом будущем, а достаточно скоро. Постепенно увеличатся объемы выпускаемой малыми и средними предприятиями инновационной продукции, а следовательно, и налоговые поступления в бюджеты всех уровней. То есть будет реальная отдача для нашей экономики.

– На какой стадии сегодня проект закона? 

В. Черешнев:

– Сейчас законопроект находится на рассмотрении в Правительстве. Причем уже более полугода мы не можем получить на него заключения. Опять – очень медленно все делается. Вот мы говорим об инновационном пути развития страны. Но нельзя же по этому пути идти черепашьими шагами! Мы и так уже в инновационной сфере отстаем от развитых стран. У нас нет времени на раскачку…

Беседовала Ольга Агейко

0 комментариев
Отправить
обсуждения
1. Пример формализованных управленческих правил (в каком виде задается - язык, описание контекста,..... Гид по цифровому производству: цифровое имитационное моделирование производственных систем
Привлекать технологов к уборке оборудования?!?! Только в СДС могли до такого додуматься.... TPM: как технологов привлекают к обслуживанию оборудования
Еще более 300 других идей вы можете посмотреть здесь – Кайдзен и рацпредложения: примеры из жизни (с... Как «Уралэлектромедь» увеличила выпуск медной катанки на 15 %
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”