0 комментариев

Инновационная деятельность – рискованный и сложный вид бизнеса

О перспективах практического применения Концепции развития инновационной деятельности в электроэнергетике, а также об основных проблемах, с которыми могут столкнуться компании при реализации инновационных проектов, рассказывает один из авторов этого документа – генеральный директор ЗАО «РОСЭКО» Евгений НЕЙМАН.

Источник: портал "Управление производством"

О перспективах практического применения Концепции развития инновационной деятельности в электроэнергетике, а также об основных проблемах, с которыми могут столкнуться компании при реализации инновационных проектов, рассказывает один из авторов этого документа – генеральный директор ЗАО «РОСЭКО» Евгений НЕЙМАН.

 

– Евгений Иосифович, прежде всего расскажите, пожалуйста, о том, какие организации участвовали в подготовке проекта Концепции.

– Состав разработчиков проекта Концепции был определен в результате конкурса, проведенного РАО «ЕЭС России» полтора года назад.

Для разработки проекта был создан Консорциум, куда вошли ведущие специалисты, ученые Государственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Институт повышения квалификации государственной службы» – «ИПКгосслужбы», Республиканского научно-исследовательского института интеллектуальной собственности (РНИИИС), а также ЗАО «РОСЭКО».

Что касается компании, которую я возглавляю, она обладает значительным опытом в разработке стратегий для компаний, оперирующих на быстро меняющихся рынках, помогая им в получении инвестиций и решении сложных технических и операционных задач. Мы активно занимаемся вопросами реформирования энергетической отрасли России. В частности, нами был разработан принципиально новый подход к формированию системы риск-менеджмента для энергетических компаний на основе «Бюджета надежности». Эти решения были одобрены НТС «РАО ЕЭС России» в мае 2005 года. Если говорить именно об инновационной деятельности в электроэнергетике, то этими проблемами мы занимаемся примерно с 2001 года, когда только началось реформирование РАО «ЕЭС России».

Работа над проектом Концепции не была для нас самоцелью. Мы считаем, что способны и в дальнейшем участвовать  в реальной работе по организации инновационной деятельности на предприятиях в качестве консультантов. Поэтому, участвуя в подготовке этого проекта, мы стремились в то же время подтвердить свою компетентность в вопросах инновационной деятельности, заинтересовать в своих услугах компании отрасли.

Возвращаясь к основной теме разговора, хочу сказать, что, по моему мнению, авторскому коллективу совместными усилиями удалось решить поставленные задачи.

– О задачах, которые ставились перед авторами этого документа. Согласитесь, всевозможных концепций сегодня разрабатывается великое множество на самых разных уровнях, при этом содержание этих документов подчас носит декларативный характер, в них на первый план зачастую выходит «идеологическая» составляющая…

– Действительно, задачи всевозможных концепций разработчиками понимаются по-разному. Мы не ставили перед собой цели проанализировать техническое содержание инноваций в отрасли или попытаться определить какие-то прорывные направления инновационной деятельности.

Дело в том, что сегодняшняя стратегия инновационного развития, декларируемая, в частности, Президентом РФ, Правительством РФ, принципиально отличается от того, что было раньше. Можно говорить о том, что фактически возникает новый вид деятельности. Наша задача – помочь компаниям стать участниками этого процесса. В этом смысле, как мне кажется, проект Концепции можно рассматривать как некую инструкцию, руководство к действию.

Мы стремились предоставить топ-менеджменту компаний информацию о том, с чем они столкнутся, если решат заниматься инновациями, подсказать, что можно и нужно сделать на первом, организационном этапе этой работы. В проекте даны  рекомендации, какие средства использовать, каких специалистов необходимо привлекать, какие шаги предпринимать, когда основные направления инновационной деятельности  уже определены.

В конечном итоге цель этой разработки – определение условий и механизмов повышения эффективности работы энергокомпаний за счет совершенствования инновационной деятельности.

В проекте Концепции мы сделали попытку представить инновационный процесс как вид бизнеса.

– Имеет ли смысл говорить о каких-то специфических особенностях инновационного процесса именно в электроэнергетике?

– Содержательно – безусловно. И потом, энергетика в целом отличается от других отраслей значительной фондоемкостью. Также многие процессы, в том числе инновационные, в большинстве других отраслей проходят интенсивнее, не требуют значительных затрат, быстрее окупаются. В энергетике на это уходит больше времени. С другой стороны, эффект от инноваций может быть более значительным.

Нужно отметить, что наш проект – инвариантен, он, на мой взгляд, может представлять интерес для компаний других отраслей, потому что принципы формирования, организации инновационного процесса имеют общий характер в различных отраслях российской экономики. Впрочем, то же можно сказать и о проблемах.

А в чем они сегодня заключаются, эти общие проблемы?

– Сейчас, когда речь заходит о каких-то наших экономических проблемах, часто прибегают к сравнениям с западными странами. Что касается условий осуществления инновационного процесса, это вполне правомерно. Так вот, на Западе инновации возникали, осуществлялись в основном за счет привлечения частного капитала, использовались как эффективный механизм повышения конкурентоспособности компаний, получения прибыли. Сам этот процесс отрабатывался десятилетиями.

У нас  инновационным процессом управляло государство, привлекая бюджетные средства. Причем делало это не всегда продуманно и эффективно. Принудительное внедрение инноваций в производство также не способствовало развитию процесса, скорее, тормозило его.

Поэтому сегодня накоплен огромный объем знаний, разработок, полученных, как правило, за счет госсредств, в частности в рамках государственных корпораций, но в то же время отсутствуют реальные механизмы их передачи на рынок. На Западе такой проблемы не существует в принципе.

Обратите внимание: сейчас во многих российских вузах готовят специалистов по инновационному менеджменту. Учат, как правило, по переводным, зарубежным учебникам и пособиям, которые очень толково разъясняют, как работать на рынке инноваций. Но дело-то в том, что у нас сейчас этого рынка нет. Чтобы он появился и можно было воспользоваться знаниями, полученными из зарубежных источников, нам нужно пройти большой путь. Пройти постепенно, шаг за шагом. Начало этого пути мы как раз старались показать в проекте Концепции.

При этом на уровне компаний, предприятий нужно прежде всего определить как потребности, так и перспективы инновационного развития. Даже сейчас, на мой взгляд, есть риск поддаться «моде на инновации», «правильно» отреагировать на сигналы, поступающие «сверху». А для того чтобы адекватно оценить возможности и перспективы инновационной деятельности компаний, необходимо провести инновационный аудит.

– Признаться, этот термин мне приходится слышать впервые…

– Можно сказать, что мы его ввели на свой страх и риск. Но он достаточно точно отражает суть процесса. Речь идет о системной оценке показателей инновационного развития организации, которая позволяет определять степень реализованности в ее коммерческой деятельности имеющихся новых знаний.

Понятно, что, например, главный инженер конкретного предприятия или даже целый отдел – патентный или научный – вряд ли в состоянии провести такую оценку. Поэтому нужен как бы «взгляд со стороны», когда квалифицированные специалисты в данной области объективно оценивают инновационный потенциал предприятия и на этой основе делают выводы, дают заключение.

При этом очень большое значение имеет именно комплексность проведения аудита. Больше того, в этом – его смысл. Сегодня можно привести немало примеров, когда достаточно серьезные и на первый взгляд хорошо продуманные и обоснованные инновационные проекты терпели неудачу из-за какой-то, казалось бы, «мелочи».

Понятно, что результаты аудиторской оценки могут быть разными. Например, аудиторы, вполне возможно, придут к выводу, что у предприятия, организации есть необходимый инновационный потенциал, который позволит  не только окупить предполагаемые затраты, но и получить от инноваций значительную прибыль.

Или будет сделано заключение, что для реализации инновационной деятельности предприятию лучше объединить усилия с другими компаниями, организациями, так как собственные возможности явно недостаточны.

Наконец, возможен вариант, когда руководству компании будет сказано, что по объективным показателям в настоящее время направлять усилия на инновационную деятельность не стоит. А если назрела необходимость решения какой-либо конкретной производственной задачи, то лучше приобрести для этих целей уже готовую разработку.

В конечном счете это как раз тот случай, когда можно считать, что «отрицательный результат – тоже результат»: компания избежит ненужных издержек, сэкономит средства, которые, вероятнее всего, были бы потрачены впустую.

– Предположим, что по заключению аудиторов предприятие не имеет возможностей вести эффективную инновационную деятельность. Но  стремление к этому у владельцев компании не пропадает. В этом случае аудиторы могут дать какие-то рекомендации по перестройке работы предприятия?

– Да конечно. Но еще раз повторюсь: инновации не должны стать самоцелью. Очень часто бывает, что приобретение готовой разработки – оптимальное в данном случае решение.

–  Наверное, инновационную деятельность можно отнести к рискованному бизнесу. В проекте Концепции этот аспект учитывается, присутствуют подсказки, в каком месте следует подстраховаться, «соломки подстелить»?

– Действительно, результаты интеллектуальной деятельности (РИД) отличаются от других активов предприятия – зданий и сооружений, оборудования и так далее. И уже в силу своей специфики требуют к себе особенно осторожного отношения. Да, инновационный бизнес – достаточно рискованный. Но вместе с тем, если им серьезно заниматься, то можно добиться результатов, значительно повышающих уровень капитализации компании.

Если говорить о конкретных рисках, то в проекте Концепции мы старались обратить внимание менеджеров на важность некоторых деталей, которые иногда могут показаться малозначительными частностями.

Например, сегодня даже на достаточно представительных мероприятиях, посвященных инновационной теме, можно услышать мнение, что затраты на НИОКР нужно, пересчитав их по рыночной стоимости,  переносить на баланс компании, что позволит увеличить ее активы. Это очень опасный совет.

В  развитых странах, где действуют международные стандарты финансовой отчетности, вы имеете право учесть только тот актив, который приобрели на рынке, но не собственные разработки.

Российские правила бухгалтерского учета подобное допускают. Но если вы потратили какую-то сумму на исследования, отнесли эту сумму на баланс, но затраты не вернули, то тем самым вы только ухудшили свои балансовые показатели. Другое дело, если ваша разработка окупилась, приносит предприятию доход. В этом случае затраты на интеллектуальную деятельность действительно нужно занести на баланс. Надо понимать, что в данном случае постановка на баланс – не начало, а в каком-то смысле итог инновационного процесса.

Есть также целая группа рисков другого уровня, связанных с противоречиями в действующем законодательстве. Наверное, каких–то универсальных рекомендаций, как миновать существующие здесь «подводные камни», не существует, хотя определенные советы на этот счет в проекте Концепции присутствуют. Здесь, наверное, главное – осторожность. И постоянный мониторинг всех этапов реализации конкретного инновационного проекта.

Вообще, как я уже говорил, инновационная деятельность – бизнес и рискованный, и достаточно сложный. И начинать его лучше с простых и финансово не обременительных проектов.

– А разве уместно в принципе применительно к инновациям говорить о какой-то «простоте»?

– Вполне уместно. Например, компаниям электроэнергетики стоит внимательно посмотреть на то, какие технические, технологические решения у них уже применяются. Несколько лет назад мы проводили специальное исследование на нескольких предприятиях РАО «ЕЭС России», и оказалось, что некоторые внедренные рацпредложения при незначительной доработке и модификации могут стать основой для вполне реальных инновационных решений, которые имеют реальный шанс последующей реализации  на рынке. И пусть прибыль будет невелика, но такие проекты могут стать первым и очень важным шагом на пути развития инновационной деятельности. Но при одном непременном условии – если в этом будут заинтересованы сами авторы идеи, которая легла в основу инновации.

В проекте Концепции вопросам мотивации уделено достаточно большое внимание, потому что именно автор является ключевой бизнес-единицей. Нужно учитывать, что многие разработки, которые сегодня с полным правом можно назвать перспективными с точки зрения инновационного бизнеса, были сделаны 15–20 лет назад, их авторы сегодня – пожилые люди, которые уже потеряли веру в то, что их идеи когда-либо будут реализованы, принесут результат. И поэтому мотивация разработчиков для менеджеров компании может стать очень непростой задачей.

– Евгений Иосифович, работа над проектом Концепции была завершена накануне финансового кризиса, который сейчас уже перерос в кризис экономический. Ситуация изменилась. Значит ли это, что уже сегодня проект требует определенной корректировки?

– Во-первых, нельзя сказать, что работа над проектом Концепции завершена. Надеюсь, что в ближайшее время ИНВЭЛ организует его широкое обсуждение среди представителей электроэнергетических компаний, ведущих специалистов отрасли, ученых, и после внесения в этот документ необходимых изменений и дополнений Концепция будет одобрена и принята.

Что касается  кризиса, то определенные коррективы, безусловно, в проект Концепции будут внесены. Особенно после того, когда наступит полная ясность как с масштабами, так и с глубиной кризисных явлений. Думаю, что Концепция может быть использована при реализации программ выхода из кризиса, которые, несомненно, будут разработаны.

Нужно иметь в виду, что сегодняшний кризис – во многом уникальный. Изменения в мировой экономической системе, ее «архитектуре», безусловно, приведут к изменениям и в части инновационного развития. Поэтому проект Концепции потребует определенной корректировки, но поскольку он касается в основном создания инфраструктуры инноваций, Концепция, по моему мнению, может быть очень полезна и в сегодняшних условиях.

Виктор Родионов

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Никакая программа не позволяет "выявлять причины брака", только сигналы об изменениях в пр... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Добрый день, Статистическое управление процессами - это не сравнение контролируемых значений с г... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Узнайте больше Бережливое производство Сборник уникальных алгоритмов и дорожных карт для внедрения бережливого производства
Бережливое производство