"Прямые инвестиции" 0 комментариев

Дальний Восток – дело тонкое

В ближайшее время на Дальнем Востоке в самом большом дефиците будут человеческие ресурсы: с 2002 по 2010 год до полумиллиона человек покинули регион, численность населения сократилась до 6,3 млн человек. Рассказывает Ирина Ильина, д.э.н., директор Центра региональных исследований НИУ Высшая школа экономики.

– Почему НИУ ВШЭ изучает экономику регионов РФ?

– Региональная экономика и проблемы регионального развития в России отстают от требований времени. Основы региональной политики РФ были утверждены еще в 1996 году и с того времени практически не актуализировались. Новых идей высказывалось немало, но они так и остались предложениями. Основной целью действующей с 2013 года госпрограммы «Региональная политика и федеративные отношения» является обеспечение сбалансированного развития субъектов РФ. Предполагается, что все регионы должны развиваться в рамках стратегии выравнивания уровня социально-экономического развития. Одновременно в «Основных направлениях деятельности правительства на период до 2018 года» акцент сделан на регионах, имеющих особо важное геополитическое значение для страны (Калининградская область, Дальний Восток, Северный Кавказ).

Понятно, что отдельные регионы являются приоритетными в рамках программы лишь в силу сложившейся политической и экономической ситуации. Это реагирование на сиюминутные проблемы, а не долгосрочная государственная политика. У нас пока нет четкой позиции государства по поводу долгосрочных приоритетов территориального развития. Программа не дает ответа: где, что и как надо развивать. А для России это очень важно, потому что у нас самое большое в мире по площади государство – 17 млн кв. км, 83 субъекта Федерации. И они очень различаются между собой, в том числе по уровню социально-экономического развития. Причем различия по ВРП на душу населения – не в разы, а в десятки раз. Как ликвидировать эти диспропорции, как выравнивать развитие регионов – все эти вопросы требуют серьезного научного осмысления.

– Вы считаете, что федеральный центр недостаточно уделяет внимания развитию регионов?

– На этот вопрос трудно ответить. На федеральном уровне должна быть сформирована идеология государственного регулирования регионального развития. Основная задача государства – определение целей регионального развития. С другой стороны, каждый субъект Федерации должен иметь свою программу развития. Сейчас стоит задача повышения конкурентоспособности регионов. Я имею в виду не соревнование за бюджетные деньги или инвестиции, а раскрытие потенциала каждой территории. Но ресурсы – природные, человеческие и т.д. – у всех разные. Кроме того, есть регионы-лидеры и есть территории, живущие за счет дотаций из центра. Значит, стоит задача их выравнивания, но не за счет федерального бюджета, а за счет эффективного использования собственных возможностей.

– Как вы оцениваете Дальний Восток с точки зрения конкурентоспособности?

– Если сравнивать Западный и Восточный макрорегионы России, то последний раза в три больше по территории. По всем же остальным показателям (численность населения, занятость в экономике, объем ВРП и т.д.) – наоборот. Это естественно, потому что западная часть страны исторически более развита. Но на востоке сосредоточены природные ресурсы. И именно добыча сырья предопределила особенности социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока.

Внутри Дальневосточного региона экономика отдельных территорий тоже очень различается. Активно развивается Сахалинская область, где добывают нефть и газ. То же самое относится и к Республике Саха (Якутии), где, как известно, добывают алмазы, золото, уран, уголь. На других территориях – Камчатка, Приморье, Хабаровский край, Амурская, Магаданская области и др. – формально доминирует обрабатывающее производство. Но большинство этих предприятий неконкурентоспособно на мировом рынке. Как это ни прискорбно, Дальний Восток стал сырьевым придатком стран активно развивающегося Азиатско-Тихоокеанского региона – Китая, Кореи, Японии. В структуре экспорта России в страны АТР сырьевая составляющая больше, чем в структуре экспорта на Запад. И к сожалению, все инвестиционные проекты в этом регионе направлены на расширение добычи природных ресурсов.

– О каких проектах вы говорите?

– Недавно завершился отбор инвестиционных проектов, организованный Фондом развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Институт региональных исследований принимал участие в работе по оценке конкурсных проектов. Всего было заявлено более 3 тыс. проектов. Но в базу перспективных вошли только около 200 на общую сумму 3 трлн рублей.

– А почему был такой большой отсев?

– В большинстве случаев были представлены не проработанные и просчитанные проекты, а идеи. На Дальнем Востоке девять регионов, то есть каждый представил примерно по три сотни проектов. Я думаю, к конкурсу люди готовились по принципу: соберем что есть – может, дадут какое-нибудь финансирование.

– Министерство по развитию Дальнего Востока подготовило свою программу развития региона. Как вы ее оцениваете?

– Я считаю, что ее делали слишком спешно. В ноябре 2012 года на Госсовете президент обратил внимание, что программа не готова. Дали небольшой срок для доработки и в декабре уже утвердили. Конечно, это большой труд. Но все-таки программа требует более серьезной проработки.

В разные периоды в РФ уже принимали различные программы развития Дальнего Востока, но ни одна из них не дала нужных результатов. Программа должна формулировать конкретные цели, обозначать конкретные мероприятия, на которые определяется финансирование. Должны быть указаны ответственные исполнители и сроки. И все это надо увязать с ресурсами и возможностями региона. Такой проработки сейчас нет. Это лишь заявление о намерениях, или благие пожелания.

Кроме того, Госпрограмма по Дальнему Востоку требует финансирования в объеме 3,8 трлн руб. до 2025 года, реально подтверждено финансирование только 296 млрд. Необходимо переосмысление всей социально-экономической политики на Дальнем Востоке. Надеюсь, что это будет задачей нового руководства Миндальвостокразвития.

– А что, на ваш взгляд, надо поставить целью развития Дальнего Востока?

– Конечно, диверсификацию экономики. Перед глазами дальневосточников – примеры Китая, Кореи и Японии. Их опыт надо изучать. Разумеется, нельзя этот опыт в чистом виде переносить к нам, надо понять принципы. Есть в мире и другие примеры. Объединенные Арабские Эмираты или Катар смогли приступить к диверсификации своих экономик, они постепенно сокращают долю сырьевых отраслей в структуре ВВП. Китай инвестирует в сырьевые отрасли нашего Дальнего Востока.

– Вернемся к инвестпроектам, о которых вы говорили. Проекты делают люди. Что, у них недостаточно компетенций?

– Для того чтобы подготовить хороший инвестиционный проект, нужны и знания, и время, и средства. Но на стадии подготовки инициативных проектов, как правило, никакого внешнего финансирования нет. Поэтому в регионах обходятся собственными силами, не привлекая специалистов. В результате мы получаем слабо проработанные проекты. Это известная проблема стартового этапа. Наверное, при подготовке обоснования инвестиций следует об этом подумать.

Но это не главное. Перед авторами проектов должна стоять более широкая задача. Добыть уголь, погрузить в вагоны и отправить в Китай – это не проект. Необходимо на первый план ставить вопросы устойчивого развития региона: в какой степени и как это отразится на развитии территории? в какой мере этот проект потребует привлечения местных трудовых ресурсов? будет ли он обеспечивать население заработком? как повлияет на развитие социальной инфраструктуры?

Главная проблема развития Дальнего Востока как раз и состоит в том, что регион надо развивать комплексно. Результатом проекта должно быть улучшение условий жизни людей. Статистика по Дальнему Востоку неблагоприятная. Например, с 2002 по 2010 год до полумиллиона человек уехали из региона, численность населения там сократилась до 6,3 млн человек. Территории, в первую очередь, должны ориентироваться на развитие человеческого капитала.

– Вы высказали очень важную мысль. а есть ли оценки уровня жизни людей на Дальнем Востоке?

– Мы сейчас проводим исследование, в котором оцениваем развитие всех регионов России с точки зрения качества человеческого капитала и качества управления. Пока готовы предварительные выводы. Назову несколько показателей. Средняя заработная плата на Дальнем Востоке составляет 25 тыс. руб., тогда как в целом по стране – 20 тыс. Но если учитывать паритет покупательной способности, а на Дальнем Востоке все дороже, тогда цифра снижается почти в полтора раза, до 15–16 тыс. руб. Другой важный показатель – строительство жилья. На Дальнем Востоке жилья строится мало. В зоне БАМа, который позиционируется как один из драйверных проектов, огромное количество ветхого жилья. Вопрос, кто будет его приводить в порядок, пока открыт. Очевидно, что социальная инфраструктура региона нуждается в очень активной модернизации.

Цифры ввода жилья по Дальнему Востоку в 4 раза меньше, чем по Сибирскому округу. А инвестиции в основной капитал по обоим округам примерно равны. У них примерно равные и показатели по добыче полезных ископаемых. Следовательно, качество жизни на Дальнем Востоке ниже, чем в Сибири.

– При подготовке к саммиту АТЭС во Владивостоке в 2012 году много говорилось о том, что это мероприятие окажет воздействие на развитие строительной отрасли в регионе. Удалось ли решить эту задачу?

– Вообще проведение этого мероприятия рассматривалось как стимул развития территории. Суммарные затраты были очень значительные. Ряд инвестиционных проектов предусматривал реконструкцию дорожной сети, инфраструктуры, строительство университетского кампуса на Русском острове. Все это должно было дать новое направление развитию региона. Ведь Владивосток – столица региона. При этом Дальневосточный федеральный университет позиционировался как центр инноваций.

Но сказать, что форум АТЭС повлиял на Дальний Восток в нужном направлении, довольно сложно. Например, строительные организации привлекали иностранных рабочих. А свои, местные, остались в стороне. Если бы за год до начала строительства начали готовить квалифицированные кадры, мы получили бы необходимую для развития региона цепочку: создание средних специализированных строительных учебных заведений – привлечение молодежи – повышение квалификации рабочих. Они получали бы хорошую зарплату, платили бы налоги, тратили бы деньги в местных магазинах. Повысился бы внутренний спрос, он стал бы фактором экономического развития. А так местные жители не понимают, что им дают такие грандиозные проекты. Если люди будут знать, что это делается ради них и будущего их детей, они станут поддерживать такие проекты, работать на совесть.

Хорошо, если местным студентам улучшат условия проживания в новом кампусе на Русском острове. Но все-таки резонанс должен быть более существенный. Если уж был построен такой замечательный комплекс, то «начинка» этих зданий должна быть соответствующей. Надо привлекать профессоров из соседних стран, чтобы университет стал реально центром инновационного развития. Надо вводить англоязычное преподавание, чтобы в университет ехали учиться молодые люди из азиатских государств. Пока продуктивных идей нет.

– Образовательный потенциал региона выше или ниже, чем в Центральной России?

– Учитывая, что в регионе преобладает городское население, причем достаточно молодое, образовательный уровень здесь высокий. К тому же это приграничный регион, а такие территории имеют хороший потенциал развития – у них есть прямой выход на соседние рынки. Это важное преимущество.

Современные информационные технологии сглаживают пространственную отдаленность от центра. Возможность контактов в режиме онлайн позволяет оперативно решать все вопросы. Поэтому фактор удаленности постепенно становится не главным.

– А что мешает?

– Иногда в регионах говорят: у нас недостаточно полномочий. Вот разрешит федеральный центр, тогда мы что-то сделаем. Но когда начинаешь разбираться, выясняется, что полномочий вполне достаточно для свободного принятия решений. Всегда можно обратиться в федеральный центр и получить дополнительные полномочия. Но такие просьбы должны быть обоснованы, хорошо просчитаны и, самое главное, нацелены на результат. Ведь на том же Дальнем Востоке губернаторы просят у центра много налоговых льгот – и по НДПИ, и даже по НДФЛ. В Москве говорят: хорошо, освободим вас от налогов. Что будет дальше? А ответ не просчитан. Мне кажется, для регионов важна обоснованная, подкрепленная расчетами и долгосрочной оценкой ситуации инициатива.

Следующее – это умение выделить приоритеты развития. Все делать сразу невозможно. Это ведет только к уравниловке в распределении ресурсов. Бюджетные средства нередко расходуются по принципу «всем сестрам по серьгам». Страна переходит к программно-целевому управлению. Значит, должна быть определена цель, и на ней надо сосредоточить основные ресурсы. Надо уметь понять, что главное.

Понимание приоритетов вытекает из хорошо сформулированной программы развития, которой нет. Между тем в ближайшее время у нас в самом большом дефиците будут человеческие ресурсы. И за эти ресурсы между регионами начнется самая острая конкуренция. Следовательно, жилье, социальная инфраструктура должны выходить на первый план.

Любая стратегия регионального социально-экономического развития должна быть не только управленческим документом, а результатом общественного согласия. Каждый житель региона должен воспринимать такую стратегию как собственную программу действий. Если человек видит, что строят дома и дороги, детские сады и школы, он будет понимать: это в его интересах. Человек даже готов подождать, чтобы потом он и его дети жили хорошо.

Александр Трушин

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Никакая программа не позволяет "выявлять причины брака", только сигналы об изменениях в пр... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Добрый день, Статистическое управление процессами - это не сравнение контролируемых значений с г... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”