0 комментариев

Децентрализация энергетики – спасение для страны, Монопольное мышление – путь в никуда

Отечественная электроэнергетика продолжает развиваться, опираясь на фундаментальные положения плана ГОЭЛРО – концентрацию мощностей и централизацию электроснабжения. Профессор Московского энергетического института Борис КУДРИН считает, что такой гигантизм препятствует развитию всего народного хозяйства, являясь прямой дорогой России к статусу колониальной страны, и выступает за разработку концепции Государственного плана рыночной электрификации России (ГОРЭЛ).

Источник: портал Управление производством

Отечественная электроэнергетика продолжает развиваться, опираясь на фундаментальные положения плана ГОЭЛРО – концентрацию мощностей и централизацию электроснабжения. Профессор Московского энергетического института Борис КУДРИН считает, что такой гигантизм препятствует развитию всего народного хозяйства, являясь прямой дорогой России к статусу колониальной страны, и выступает за разработку концепции Государственного плана рыночной электрификации России (ГОРЭЛ).

В его основе должен лежать принцип децентрализации отрасли, а также развитие малой и альтернативной энергетики, которые являются лучшим испытательным полигоном для инновационных технологий. 

Ускорение инновационного развития отечественной электроэнергетики предполагает внятную концепцию обеспечения энергетической безопасности России. Сформулированные в ней цели не должны сводиться исключительно к численным показателям выработки электрической энергии к 2010 году (как исходному), к 2030, 2050 годам. Применение ресурсосберегающих технологий, минимизация технетической1 нагрузки на окружающую среду при выпуске продукции, инновационная разработка новых видов техники, технологий, материалов могут так и остаться красивыми лозунгами, если не будет проанализирован 100-летний отечественный опыт электрификации для выработки новой стратегии, обеспечивающей сохранение целостности Российской Федерации как государства.  

 

На две трети во мгле

В основу ГОЭЛРО легло убеждение, что единственное рациональное решение вопроса заключается в выработке единообразного плана электрификации России с монополизацией производства электрической энергии в руках государства. По В. И. Ленину, идеология этого плана заключалась в том, чтобы «централизовать энергию всей страны». Такая концепция в условиях ускоренного развития в начале и середине XX века была верной. Но сегодня – и это очевидный факт – она устарела. 

Что мы имеем на начало XXI века? Не отрицая достижений электроэнергетики, фактически (вид из космоса) 2/3 территории России находится без света. Прежде всего, это сельские и удаленные территории. Техническое состояние половины сетей неудовлетворительное. Электрификация страны, как это понимается развитыми странами, не состоялась, и знаменитый лозунг электрификация всей страны остается для России жизненно важным. Но он должен быть переосмыслен и наполниться совершенно другим содержанием.

ГОЭЛРО опирался на единый государственный план, индустриализацию, концентрацию производства и строительство комбинатов на базе энергетических центров. Происходило географическое перемещение промышленности, создание городов (районов) по пути градообразующих предприятий. Госплан, Госстрой, Госснаб – три «кита», которые обеспечивали инновации и инвестиции. Руководить строительством и созданием нового оборудования для 30 электростанций из одного центра до середины прошлого века было еще возможно, даже «проглатывая» срыв сроков, мирясь с низкой эффективностью. Но затем стране понадобилось выпускать свыше 12 миллионов видов продукции ежегодно и увязывать многоступенчатость поставки комплектующих и материалов (спецификации выдавались в декабре, затем в сентябре, в конце концов, их сдвинули до февраля года, предшествующего планируемому). Неувязки приняли массовый характер, приводя к срыву сроков поставки и строительства, сверхнормативным запасам, омертвлению документации. В итоге это привело к распаду страны.

 

Монопольное мышление

Одной из главных ошибок было то, что децентрализованное управление распределенными системами, опирающееся на понятие техноценоз2 как мировоззрение, в 70-е годы у нас воспринято не было. Тогда как, пусть и под другой терминологией, из Японии в 60-х годах оно начало победное шествие по миру. Вместо этого экономические выгоды концентрации производства с одновременным сооружением энергетических центров превратились в догму. И так ею и остаются, судя по политике создания госмонополий. Россия стоит на первом месте в мире по центролизованному теплоснабжению, несмотря на стратегическую бесперспективность такой политики (например, решение по Калининградской ТЭЦ). В то время как развитые страны делают ставку на малый и средний бизнес, на малую энергетику.

С позиций электрики3 посмотрим на этапы электрификации. Обратим внимание, что количество электростанций в Германии в 1913 году было в 18 раз больше, чем в России, а ее территория почти в 40 раз меньше нашей. Что касается крупных электростанций, то их в России оказалось в три раза больше. Следовательно, наша страна сразу пошла по пути гигантизма. В то время это был правильный путь (и с ценологической точки зрения тоже): надо было строить крупное, потому что в России в изобилии существовала «мелочевка». Она характеризовалась наличием до 1 млн водяных, ветряных и других частных источников энергии суммарной мощностью от 5 до 10 млн кВт. Рассредоточенность этих источников по территории России (вместе с учетом имевшихся лошадей) в определенной степени снимала с повестки дня энергообеспеченность глубинки, решала задачи децентрализованного управления распределенной генерацией. Была достаточна устойчивая самоорганизующаяся ячейка.

Однако начавшаяся в 1929 году ликвидация кулачества как класса сделала неустойчивым энергообеспечение с точки зрения охвата всей территории страны. В 1931 году насчитывалось 830 тысяч ветряков, ликвидированных вместе с хозяевами. Строительство промышленных гигантов, включавших город как необходимый придаток собственной деятельности, обезлюживало отдаленные поселения.

В результате строительства крупных электростанций была создана единая энергосистема (ЕЭС), ставшая впоследствии объединенной. Быстрыми темпами с конца 50-х годов началось строительство сельских сетей и массовое подключение колхозов и совхозов к государственным сетям. Каждый обком КПСС получал собственную энергосистему, где были одна-три крупные электростанции. Это направление привело к тому, что было уничтожено, по разным оценкам, от 5 до 6,6 тыс. средних электростанций мощностью 100–10 000 кВт (суммарной мощностью по стране до 5 млн кВт). C объявлением бесперспективности деревни второй раз был нанесен удар по глубинке, от которого она уже не оправилась.

В 1960 году ставили задачу через 20 лет увеличить объем промышленной продукции не менее чем в 6 раз. Это требовало повышения производительности труда в промышленности в течение 10 лет примерно в 2 раза, а за 20 лет – в 4-4,2 раза. Увеличение электровооруженности труда – за первые 10 лет в 3 раза, еще выше – во втором десятилетии. Выработка электроэнергии определялась на 1970 год в 900-1000 млрд кВт·ч, на 1980 год – до 2 700-3 000 млрд кВт·ч за счет ввода мощностей на электростанциях ЕЭС и строительства магистральных и распределительных электрических сетей. Стратегия задуманного в 1960 году – не что иное, как гигантизм. Директивно предписывалось: «Следует отказаться от строительства мелких котельных и мелких электростанций для отдельных предприятий и отдельных районов…»

С электрификацией после энтузиазма 60-х что-то опять не получалось (несмотря на жесткое нормирование и лимитирование). Из нескольких путей, руководствуясь прежним лозунгом электрификации всей России, был выбран самый жесткий – монопольный. Под обязательство Минэнерго СССР подвести электроэнергию к каждой розетке, станку, коровнику энергосистема на третьем этапе получила право выдавать технические условия на присоединение и запрещать потребителям строительство собственных мощностей. В результате Минэнерго начало, например, строить вторые ТЭЦ буквально за оградой завода, но на генераторном напряжении (Липецк, Караганда), которое потребитель технически принять не мог.

Дополнительные же затраты в подстанции и сети, вплоть до 220(330) и 500(750) кВ, Минэнерго на себя не принимало, а перекладывало на потребителя. Третий этап характеризуется полным монополизмом электроэнергетики, когда за счет потребителя энергосистемы осуществляли его же присоединение, компенсацию реактивной мощности, поддержание напряжения. Потери в сетях перекладывали на него же. К сожалению, подобная практика продолжает господствовать в стране. Энергосистемы потеряли интерес к эффективной работе, что, в конце концов, и привело к необходимости реструктуризации электроэнергетики.

 

Потребитель решает всё

К проблемам выработки и потребления можно подходить по-разному. Можно – ориентируясь на интересы и планы субъекта электроэнергетики, как это происходит сегодня. А можно (и нужно!) – отталкиваться от десятков миллионов абонентов, то есть от потребителя, и определять, сколько необходимо электроэнергии каждой из групп. 

Говоря об энергетической безопасности России, мы не можем не соблюдать приоритет потребителя. Вот что говорил Анатолий Чубайс, выступая на Всероссийском совещании руководителей РАО «ЕЭС России» в октябре 2006 года: «Я хотел бы, чтобы для нас с вами кроме тактики, кроме стратегии, была бы одна единственная вещь, которая затмила бы все это вместе взятое. Это то, собственно, ради кого мы работаем, ради кого решаем все эти задачи – наш потребитель… независимо от того, о каком потребителе идет речь…, мы – для потребителя, а не наоборот. Только для него мы, собственно, существуем. Если бы его не было, мы были бы не нужны. При этом любые наши действия ни в коем случае не должны ухудшить ситуацию для потребителя».

Для эффективного управления, инноваций, инвестиций необходимо четко видеть, что есть потребитель. Только приборный контроль и учет должны быть положены в основу определения энергоэффективности.

Следует осознать и руководствоваться фактом, что Россия утратила возможность создать свой собственный технологический центр: нет ни кадров, ни технологического задела. США же останутся одним из мировых технологических центров со своей зоной глобализации. При наиболее благоприятном развитии событий Россия может стать более или менее равноправным партнером в одном из трех центров глобализации.

Именно поэтому нами ставится вопрос о новой экономической политике, заключающейся в отказе от амбициозных проектов, с ценологических позиций, ведущих к неустойчивости государства. Необходимо принятие программы (государственной, президентской), обеспечивающей свободу некрупной (электрика выделяет объекты: мини, мелкие, средние) частной деятельности, закрепление права собственности, содействие инновациям и инвестициям. 

Мы ставим вопрос об инвестициях в некрупную генерацию, в объекты электрики потребителя, которые должны быть целевым образом направлены на энергосбережение, ориентируясь на работающую энергоэффективную технику, энергосберегающие технологии, неэнергоемкие материалы. Речь идет об инновациях, обеспечивающих широкий спектр интересов потребителей. 

 

Малая энергетика – спасение для России

Прежде всего обратимся к малой энергетике во всех ее видах, которая снижает зависимость РФ от традиционных видов топлива, обеспечивает возрождение глубинки, повышает надежность электроснабжения потребителей, сводя к минимуму провалы, аварийные и иные отключения со стороны субъектов электроэнергетики.

Сейчас при выполнении проектных проработок, определяя расчетную и установленную мощности, обычно называют затраты 1000 долларов на 1 кВт новых генерирующих мощностей. В этих условиях преступным я бы назвал требование субъектов электроэнергетики при выдаче ими технических условий на технологическое присоединение оплаты в размере 100 000 рублей за 1 кВт мощности. Это гибельно для малого бизнеса, строительства жилья, всей глубинки. Неужели централизация в стране дошла до того, что даже этот вопрос должен был решать Владимир Путин, осудивший эти 100 тысяч и назвавший приемлемыми 550 руб./кВт? 

Треть тепловой энергии Дания получает за счет использования солнечной энергии (а в Калининграде сооружена одна установка). Германская ассоциация ветроэнергетики опубликовала данные, что за 2006 год выручка немецких производителей ветровых турбин и компонентов выросла на 40 процентов и составила 5,6 миллиардов евро (мировой рынок составляет 15,4 млрд евро). За первую половину 2007 года в Германии построено 347 новых ветровых турбин, их общее количество достигло 19 024 турбин. Потребление за полгода 22 млрд кВт·ч (9 процентов общего электропотребления Германии) обеспечило экономию германским потребителям около 2 миллиардов евро.

В Калининграде же широко рекламировалось сооружение ветропарка: одна ВЭУ мощностью 600 кВт и 20 ВЭУ по 225 кВт каждая. Однако вопреки здравому инженерному смыслу 21 ветряк был расставлен не возле мелких поселений региона, а сосредоточен в одном месте, чтобы повысить напряжение до 15 кВ, а затем распределять мощность уже на напряжение 110 кВ. А ведь до 1945 года в этом регионе было 56 254 хуторских хозяйства, имевших от 0,5 до 1000 и выше гектаров земли. Затем было создано 160 колхозов, хутора ликвидировались, мельницы, малые ГЭС и малые дороги были уничтожены. 

План рыночной электрификации всех существующих и возможных поселений должен стать государственным, но заключаться в комплексности, направленной на создание благопрятного инвестиционного климата. Сейчас исход населения в города кажется непреодолимым. Но этот общемировой процесс трансформируется (сохранение фермерства в США, ивовые дома – у собственников в Скандинавии, хутора Эстонии). Для России обезлюживание территории несет и стратегическую угрозу превращения страны в вахтовое извлечение сырья.

Сегодня главное заключается в сохранении глубинки, блокировании оттока молодежи. Это возможно технически: современные высокие технологии позволяют (при надежном электроснабжении) донести через мобильную связь и Интернет весь информационный мир в любую точку. Дистанционное обучение, гарантия получения любого образования (не покидая родину), возможность пользоваться фондами библиотек, быть в курсе культурных и иных событий, чувствовать себя полноправным гражданином России – вот действительный национальный проект, опирающийся на электрификацию.

При этом есть одна ключевая и упорно не решаемая в стране проблема. Упрощенно она сводится к следующему. Если гражданин Российской Федерации – житель глубинки – поставил собственный ветряк на 5 кВт, а вдоль деревни протянута линия 380/220 В, то возникают два вопроса: 1) возможность подключения ветряка к сетям энергоснабжающей организации; 2) когда житель ложится спать, а ветер дует, будут ли покупать энергосистемы эту энергию, пока же они изо всех сил противятся подключению подобных генерирующих мощностей. И вот здесь напрашивается решение законодательной власти, защищающее интересы потребителя. Речь, прежде всего, идет о разработке закона «О потребителе электрической энергии».

 

ОТ ГОЭЛРО – К ГОРЭЛ

По сути, ГОЭЛРО продолжается. Принятая сейчас энергетическая стратегия тоже опирается на строительство гигантов электроэнергетики, включая атомную, пусть и на основе новых технологий, на строительстве ЛЭП-750 кВ. Оживают предложения о реанимации ЛЭП-1150 кВ из Сибири до Урала и даже до Тамбова. В этом случае полоса отчуждения составит около 100 метров, и она буквально разрежет всю Россию, сделав невозможным пребывание человека на тысячах гектаров. 

Рассматривая, например, такой документ, как «Целевое видение развития электроэнергетики России до 2030 года», мы вынуждены признать, что все предложения в нем опираются на проекты в крупной системообразующей генерации и в сетях. К сожалению, на государственном уровне не видно не только принципиального, но и существенного различия в концепции прошлых лет «рассчитать всё» на основе жестких законов первой научной картины мира («запланировать всё») и системой сегодняшней директивно-методической документации по энергосбережению. Проект ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности», принятие которого во втором чтении должно вот-вот состояться, целиком руководствуется старой концепцией, не видит область ценологической применимости, а потому методически ошибочен. 

Но мы обязаны смотреть вперед, ибо наша близорукость и недальновидность многих последних «стратегий», «программ» etc. обходятся все дороже. Главный тезис ГОЭЛРО разделяется многими и сейчас: электрификация развивается опережающими темпами при концентрации мощностей и централизации электроснабжения. На самом деле это развитие должно основываться на стратегическом менеджменте индивидуальных распределенных особенностей региона.

Необходима программа, охватывающая все аспекты электрообеспечения потребителей и по значимости превосходящая план ГОЭЛРО. Программа должна опираться на «Закон о потребителе электрической энергии» и законодательство, дающее возможность малой электроэнергетике перейти на заявительный способ технологического присоединения к электрическим сетям субъекта электроэнергетики и обязательное приобретение этими субъектами избытка выработанной электроэнергии автономными источниками, особенно работающими на возобновляемых и вторичных энергоресурсах.

Программа должна включать другие национальные проекты и опираться на Государственный план рыночной электрификации России (ГОРЭЛ) с широким использованием традиционных, местных и возобновляемых источников энергии.

Нужно здраво взглянуть на вещи. Жить по актуальным некогда планам, ставшим догмами, недопустимо. Желает и способна ли понять это правящая элита, принять идеологию децентрализованного управления электроэнергетикой, а общество – поддержать новую экономическую политику? 

 

 

1Технетика – наука о технической реальности

2Техноценоз (от греч. – coenose; фр. – ćenose; англ. – сеnosis) – сообщество слабосвязанных и слабо взаимодействующих технических изделий, образующих цех, завод, отрасль; квартиру, поселение, регион. На первом этапе техноэволюции Homo sapiens, а теперь НИОКР порождает инновационный вид какой-либо составляющей технетики (техники, технологии, материала, продукта потребления, экологического воздействия), руководствуясь строгими законами точных наук в рамках первой классической картины мира.

Ценоз – сообщество (совокупность) особей конвенционально определенного объекта, включающего популяции всех видов выделенного семейства и структурно характеризующегося статистически (корреляционно) незначимыми слабыми связями относительно друг друга и слабым взаимодействием между собой подавляющего числа особей и видов в целом.

3Электрика – электрическое хозяйство, совокупность установленных и резервных электротехнических установок, электрических и неэлектрических изделий, не являющихся частью электрической сети (цепи), но обеспечивающих ее функционирование (эксплуатацию и ремонт); электротехнических и других помещений, зданий, сооружений, конструкций, которые эксплуатируются электротехническим или подчиненным ему персоналом; людских, вещественных и энергетических ресурсов, организационного и информационного обеспечения, которые необходимы для жизнедеятельности электрического хозяйства как выделенной целостности – электрики. Для преодоления кратного отставания по энергоэффективности неизбежен переход от оптимизации отдельных электротехнических комплексов к оптимизации системы (сообщества) в целом. Рассматривая максимально широко практику и науку об электричестве с точки зрения электрификации всей России, очевидно выделение трех крупных областей человеческой деятельности: разработка и изготовление электротехнических изделий; генерация, передача, распределение, сбыт электрической энергии; собственно ее потребление на основе использования электротехнической продукции. Электрика пронизывает все и составляет материальную основу функционирования всего и вся.

Введение термина «электрика» дает возможность отказаться, наконец, от синономии: промышленная электроэнергетика; промышленное электроснабжение; внутризаводское электроснабжение; электрификация (по отраслям); электрическое хозяйство объектов промышленности, сферы услуг и быта, малого бизнеса, транспорта и строительства, сельского хозяйства, объектов культуры, науки, спорта, ВПК; множество электротехнических комплексов как целостность, электрическое хозяйство и оборудование предприятий, организаций и учреждений и пользователь устройств, пользователь помещений. 

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Если вам есть что рассказать о цифровизации производства вашего предприятия - пишите нам в редакцию ... Как Татнефть автоматизирует систему инноваций на производстве
Нам повезло - для нас экскурсию и дегустацию проводила бывший главный пивовар этого завода, было реа... Промышленный туризм: побывай на пивоварне, которой уже более 155 лет!
Подскажите как понять какая методика лучше всего подходит для товара. Есть например три модели попол... Управление запасами
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Узнайте больше Система 5S 15 чек-листов, примеры, фото и многое другое
Система 5S