Компания НЛМК 0 комментариев

Российская металлургия: На грани передела

Российские металлурги начали публиковать свои финансовые отчеты по итогам работы в 2013 году. Пока данные о прибылях раскрыли только НЛМК и «Северсталь», но уже понятно, что год для металлургов выдался не самым удачным. На фоне высокой волатильности на сырьевых рынках и замедления экономики компании отчитались о существенном снижении финансовых показателей. При этом текущий год будет еще сложнее, прогнозируют эксперты.

Сырьевое пике

В I квартале 2014 года цены на основное металлургическое сырье – железную руду и коксующийся уголь – продолжали падение по модели конца прошлого года. Например, в Китае, который является крупнейшим производителем стали в мире, стоимость импортного железорудного концентрата (62%) в начале марта снизилась на 8,3%, до 104,7 доллара за тонну CFR. Это минимальное значение с октября 2012 года, пишет The Steel Index. С августа прошлого года сырье подешевело на 27%, когда достигло пятимесячного максимума в 142,8 доллара за тонну. По прогнозам китайского China Iron and Steel Association и австралийского Bureau of Resources and Energy Economics (BREE), в 2014 году цена на железную руду опустится в среднем на 15% – до 100–110 долларов за тонну со 122 долларов за тонну в 2013 году (FOB Австралия). Причем падение цены может быть долгосрочным: BREE прогнозирует, что сырье подешевеет до уровня 87 долларов за тонну к 2019 году на фоне запуска новых железорудных проектов и избыточного предложения.

Похожая ситуация и в угольной отрасли. В Австралии на базисе FOB в конце марта спотовая цена на сырье составляла 113 долларов за тонну – это на 16% ниже ценового уровня в начале года и на 35% меньше, чем в марте 2013 года. Такой низкий уровень наблюдается впервые за четыре года. Контрактные цены также подверглись коррекции. Один из лидеров отрасли BHP Billiton договорился с крупнейшей японской сталелитейной компанией Nippon Steel о поставках коксующегося угля во втором квартале по 120 долларов за тонну (FOB Австралия) – на 16% ниже контрактных цен предыдущего квартала. В результате низких цен часть мощностей оказалась нерентабельной. Только в США в 2012–2013 годах были закрыты шахты мощностью 10 млн тонн товарного угля. В текущем году ожидается сокращение производства на существующих мощностях еще примерно на 13 млн тонн, в основном в Австралии, США и Канаде. В 2013 году уголь подешевел на 25%, в текущем году цена опустится еще на 5%, прогнозирует BREE.

В текущем году ожидается сокращение производства на существующих мощностях еще примерно на 13 млн тонн, в основном в Австралии, США и Канаде. В 2013 году уголь подешевел на 25%, в текущем году цена опустится еще на 5%, прогнозирует BREE

Плавка под высоким давлением

Падение цен на металлургическое сырье будет тянуть за собой и цены на стальную продукцию, считает независимый эксперт Борис Красноженов. Но проблемы металлургов не ограничиваются дешевеющим сырьем. Китай, как крупнейший потребитель и экспортер металлов, продолжает наращивать объемы производства стали. По ряду оценок совокупная мощность Поднебесной в настоящее время составляет порядка 1 млрд тонн в год (50% всех мощностей в мире). Как следствие, высвобождаются мощности в других регионах. На сегодняшний день дисбаланс составляет порядка 500 млн тонн.

Кроме того, Китай демонстрирует замедление темпов роста экономики до 7,5% с двузначных цифр в предыдущие годы. В середине марта цены на металлопродукцию на внутреннем рынке Поднебесной упали до восьмилетнего минимума на фоне роста производства и снижения цен на сырье. Изменение в структуре металлургического рынка привело к образованию на нем избыточного предложения, что тоже оказывает давление на цены на сталь. «Если в 2008 году кризис в металлургии был вызван паникой на финансовых рынках, то сейчас речь идет о глобальном кризисе перепроизводства», – говорит один из металлотрейдеров.

В России динамика цен на сталь и металлургическое сырье в целом совпадает с мировыми тенденциями. Однако внутренние цены пока, наоборот, растут. По данным «Металл Эксперт», с начала года внутренняя цена на горячекатаный прокат выросла на 5% – до 22,2 тыс. рублей за тонну. Внутренние цены на сталь поддерживает девальвация рубля и, как следствие, снижение привлекательности российского рынка для внутренних поставок и сезонные восстановления складских запасов трейдеров, полагает заместитель начальника отдела оценки бизнеса Альфа-Банка Ленар Хафизов. Если брать по году и в долларовом эквиваленте, цена на сталь опустится на 10–13%, до 470 долларов за тонну горячекатаного проката, прогнозирует руководитель аналитического департамента БКС Кирилл Чуйко.

Помимо ценовых рисков российские металлурги уже в этом году могут столкнуться с замедлением темпов роста потребления стали на приоритетном для них внутреннем рынке. В 2013 году российское потребление стали составило 43 млн тонн при совокупном объеме производства 69,5 млн тонн (данные World Steel Association). Ожидаемое снижение потребления металлопродукции объясняется замедлением экономики страны. По оценке Росстата, рост ВВП России в 2013 году вырос на 1,3% против 3,4% годом ранее. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, которого цитирует Интерфакс, пояснил, что рост экономики в прошлом году сдерживался как внешними факторами (рецессия в странах – торговых партнерах РФ), так и внутренними (низкий рост инвестиций).

При текущих уровнях цен затраты на логистику составляют около четверти себестоимости производства тонны стали. Транспортные расходы металлургов – это 25–35 долларов с тонны на внутренние перевозки сырья плюс 45–55 долларов с тонны – доставка в дальневосточные порты для экспортных поставок

Заграница не поможет

До сих пор тяжелые времена российским металлургам удавалось пережить за счет экспортных рынков. Конкурентоспособность отечественных предприятий традиционно основывалась на вертикальной интеграции и доступе к дешевому сырью. Но сейчас ситуация изменилась. Спрос на сырье упал, оно стало дешевым и доступным. А высокие тарифы на услуги естественных монополий внутри страны (с 2008 года они выросли в несколько раз, в то время как, к примеру, в США цены на энергоносители последовательно снижаются, обеспечивая уверенное восстановление промышленности) окончательно лишают российских металлургов преимуществ перед зарубежными конкурентами, отмечает Борис Красноженов.

При текущих уровнях цен затраты на логистику составляют около четверти себестоимости производства тонны стали. Транспортные расходы металлургов – это 25–35 долларов с тонны на внутренние перевозки сырья плюс 45–55 долларов с тонны – доставка в дальневосточные порты для экспортных поставок (примерно столько же стоит фрахт). Угольщики, например, у которых грузоперевозки составляют примерно половину себестоимости, на экспортных направлениях уже давно балансируют на грани рентабельности.

На фоне падения эффективности экспорта происходит снижение грузоперевозок в системе РЖД и образование переизбытка подвижного состава, говорит управляющий партнер InfraNews Алексей Безбородов. В связи с этим в текущем году эксперт ожидает снижения транспортного тарифа на 4–6% и до 10% для полувагонов. Но этого недостаточно, настаивают металлурги, к тому же тарифы других естественных монополий, а также фискальная нагрузка на предприятия продолжают расти.

Нерешенными остаются и давние проблемы экспорта – антидемпинговые пошлины в отношении российской металлургической продукции в ряде стран импортеров. Например, ввозная пошлина на российскую трубу в Евросоюзе составляет 24–28,7%. В результате экспорт труб в ЕС сейчас почти на нуле. Неоднократно предпринимались попытки введения пошлин и в отношении российской трансформаторной стали. В то же время «домашний» рынок, являющийся основным для российских производителей, защищен от импорта недостаточно, жалуются металлурги. Из 43 млн тонн внутреннего потребления стальной продукции 7 млн тонн (16%) завозится в Россию из стран СНГ, Китая и Европы. И эта цифра выросла за последние годы.

Ввозная пошлина на российскую трубу в Евросоюзе составляет 24–28,7%. В результате экспорт труб в ЕС сейчас почти на нуле

Экономия – второй заработок

Высокая волатильность на сырьевых рынках и замедление российской экономики привели к снижению маржи на металлургическом переделе до минимальных значений, наблюдавшихся с 2009 года, отмечает топ-менеджер одной из металлургических компаний. Падают и другие показатели. НЛМК в 2013 году сократил консолидированную выручку на 10% (10,9 млрд долларов), чистую прибыль – на 68% (189 млн долларов); «Северсталь» – на 5,6% (13,3 млрд долларов) и 89,1% (83 млн долларов) соответственно (остальные компании пока не отчитывались по итогам года). Ряд металлургических компаний испытывают сложности с обслуживанием долга. В конце года данная проблема даже обсуждалась на уровне правительства. В частности, в совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева по этой теме, которое проходило в ноябре, принимали участие представители «Мечела», Evraz и «РУСАЛа».

Впрочем, одной только государственной поддержки будет недостаточно, чтобы спасти отрасль от кризиса, полагают участники рынка. В частности, владелец НЛМК Владимир Лисин считает, что банкротство ряда предприятий-аутсайдеров неизбежно. А это значит, что «в ближайшее время поляна участников металлургического рынка в России будет меняться». И процесс этот уже стартовал. Проблемы в отрасли привели к закрытию заводов «Серп и Молот» (Москва), «Свободный Сокол» (Липецк) и «Сулинский МЗ» (Ростовская область). Процедуру банкротства начали «Красный Октябрь» (Волгоград), «Златоустовский МЗ» (Челябинская область; входит в ГК «Эстар»), «Амурметалл» (Амурская область; подконтролен ВЭБу), «Гурьевский МЗ» (Кемеровская область; входит в ГК «Эстар»). Подавались иски о банкротстве в отношении «Петростали» (Санкт-Петербург), Новосибирского металлургическиого завода им. Кузьмина (Новосибирск), «Ижстали» (Удмуртская Республика; входит в ОАО «Мечел»), Первоуральского новотрубного завода (Свердловская область; входит в ОАО «Челябинский трубопрокатный завод»).

Чтобы минимизировать риск банкротства и избежать повторения последствий кризиса 2008–2009 годов, когда все металлурги работали с огромными убытками, крупные компании приступили к оптимизации системы затрат. В частности, НЛМК существенно сократил инвестпрограмму: если в 2008–2012 годах компания в среднем инвестировала 1,6 млрд долларов в год, то в 2013 году инвестиции сократились до 760 млн долларов, а в ближайшие четыре года планируется инвестировать ежегодно по 900 млн долларов. Ранее о сокращении инвестпрограмм заявляли «Северсталь» (6,1 млрд долларов в 2014–2017 году; новые параметры пока не сообщались) и «Мечел» (планирует сократить инвестиции вдвое, до 300 млн долларов в 2014 году). Evraz инвестирует выборочно и осторожно (план на год – 0,9–1 млрд долларов), не сокращать инвестпрограмму обещает пока только ММК (500–550 млн долларов в 2014 году).

Роман Асанкин

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Нам повезло - для нас экскурсию и дегустацию проводила бывший главный пивовар этого завода, было реа... Промышленный туризм: побывай на пивоварне, которой уже более 155 лет!
Подскажите как понять какая методика лучше всего подходит для товара. Есть например три модели попол... Управление запасами
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Узнайте больше Бережливое производство Сборник уникальных алгоритмов и дорожных карт для внедрения бережливого производства
Бережливое производство