0 комментариев

Приобрести или произвести?

Что выгоднее: купить уже существующую технологию или разработать собственную? С этим вопросом так или иначе сталкивается любая крупная компания. В РУСАЛе ответ на него уже нашли

"Алгоритм успеха", корпоративный журнал ОК РКСАЛ, октябрь-декабрь 2011г. www.rusal.ru/press-center/press-algoritm.aspx

Наталья Цветкова

 

 

Что выгоднее: купить уже существующую технологию или разработать собственную? С этим вопросом так или иначе сталкивается любая крупная компания. В РУСАЛе ответ на него уже нашли.

11 января 1991 г. на всех заводах индийской Tata Motors празднуют как второй день рождения компании. Хотя официально история автоконцерна Tata берет начало в 1945 г., 1991 г. стал для нее поистине знаковым: именно 11 января 1991 г. был опубликован указ Правительства Индии, положивший начало либерализации индийского автопрома. С этого дня индийским автопроизводителям разрешалось осуществлять прямые иностранные инвестиции и покупать зарубежные технологии. Tata Motors немедленно воспользовалась этим правом, уже к концу года подписав договор с Mercedes-Benz о покупке технологии производства легковых авто. Через три года был выпущен первый индийский автомобиль Tata Indica, продажи которого уже в первые девять месяцев окупили затраты компании на приобретение технологии. Indica до сих пор остается самой продаваемой машиной в Индии: например, только в октябре 2011 г. ее продажи превысили 11 тыс. штук. Такими цифрами не может похвастаться ни одна другая марка, представленная на территории страны. «Покупка технологии у Mercedes-Benz и создание на ее основе бестселлера Tata Indica, несомненно, стало определяющим фактором, позволившим компании Tata Motors выбиться в лидеры рынка и удерживать эти позиции до сих пор, – считает Раджив Махендра, индийский журналист и один из соавторов книги «За голубой горой: истории корпорации Tata» (Beyond The Blue Mountain: Tata Story (2008). По мнению эксперта, компания сделала верный шаг, приобретя технологию производства: на то, чтобы разработать ее самостоятельно, у Tata ушли бы годы, а конкуренты не стали бы сидеть сложа руки. В результате компания могла бы упустить возможность занять доминирующее положение на рынке.

Впрочем, далеко не все производители считают «рецепт успеха Tata» универсальным. Например, в РУСАЛе уверены, что если речь идет о технологиях, которые приносят компании конкурентное преимущество, то их надо разрабатывать, а не ждать, когда эту технологию разработает конкурент и, возможно, продаст за «разумные деньги». И в любом случае, принимая решение «приобрести или произвести», строго следят за оценкой рисков, плюсов и минусов того и другого пути. 

В чем плюс

Главный аргумент в пользу разработки технологий – это экономия. Причем разница в издержках, которые может понести компания при покупке технологии и при ее самостоятельной разработке, может составлять миллиарды долларов. Откуда берутся эти цифры? Сами технологии стоят не так уж дорого, зато сопутствующие издержки при покупке вырастают в разы. Так, как это могло бы быть, скажем, при строительстве Хакасского алюминиевого завода (ХАЗ). В 2004 г. руководство компании встало перед выбором: строить ли завод под старые электролизеры, разработать новые или купить технологию у поставщика. Покупка обошлась бы РУСАЛу в $100 млн для использования на одной серии электролиза. Однако это еще не все. «Когда вы покупаете технологию, продавец может вам гарантировать результат, то есть получение продукта с определенными характеристиками, только в том случае, если вся технология будет соблюдена от «А» до «Я», – объясняет Виктор Манн, технический директор РУСАЛа. – Это значит, что вы оказываетесь в очень жестких рамках: вы должны покупать краны у такого-то поставщика, пневматику – у такого-то. И никаких альтернатив быть не может. В результате вы оказываетесь лишены каких бы то ни было инструментов управления издержками». Виктор Манн вспоминает, что вместе с коллегами они посчитали: если купить технологию и далее неукоснительно следовать ей, приобретая оборудование только у указанных поставщиков, капитальные затраты (CAPEX) при строительстве ХАЗа составят 4000-5000 $ /т алюминия. Учитывая планируемую производительность, запуск завода обошелся бы компании около $1,5 млрд. Если бы РУСАЛ решил сэкономить и искать других поставщиков оборудования, это означало бы нарушение технологии и ее продавец снимал с себя все обязательства по показателям технологии. Поэтому РУСАЛ решил разработать собственную технологию РА-300. Оказалось, что в этом случае CAPEX составил ~ $2400/т, а строительство завода, соответственно, обошлось в районе $800 млн. Экономия, таким образом, составляла около $0,7 млрд. Стоит ли удивляться, что руководство компании приняло решение об инвестировании средств в разработку.

Еще одно существенное преимущество самостоятельной разработки технологий заключается в кумулятивном эффекте, который она способна оказать. «Если мы освобождаемся от обязательств покупать оборудование у определенных поставщиков – в большинстве случаев зарубежных, – мы можем привлечь к проекту российские заводы, – объясняет Виктор Манн. – Это, в свою очередь, не только дает нам возможность экономить, но и развивать российских производителей. Последние под наши заказы создают новые рабочие места, благодаря работе над нашими проектами увеличивается налогооблагаемая база, растет региональный бюджет. В итоге в регионе расширяется платежеспособный спрос, в том числе и на нашу продукцию. Таким образом, развивая российские предприятия, мы создаем своих будущих потребителей». Если найти российского производителя, способного поставить нужное оборудование, не удается, РУСАЛ может выступить посредником между отечественным предприятием и западным поставщиком. Последний продает российскому заводу технологию, по которой он начинает производить оборудование для нужды РУСАЛа. Такая схема выгодна всем сторонам: западный поставщик получает покупателя технологии, российский завод при наличии крупного заказчика – четкое видение перспектив окупаемости инвестиций, а РУСАЛ – экономию на 30-40%. Именно так, к примеру, произошло в прошлом году, когда компания выступила посредником при заключении договора о передаче технологии между западной компанией и российской фирмой из Красноярска, которая благодаря этой сделке начала выпускать новый вид миксеров.

«Самостоятельная разработка технологий имеет массу плюсов, – резюмирует Виктор Манн. – Помимо вышеперечисленных, у этой стратегии есть и другие преимущества. Например, клиенты охотнее сотрудничают с теми производителями, которые обладают собственными технологиями, поскольку в данном случае они могут дать более четкую гарантию качества продукции. Технологии также заметно повышают капитализацию компаний: рынок понимает, что наличие собственных технологий делает компанию более устойчивой, ее развитие – более прогнозируемым, а издержки на строительство новых активов – более контролируемыми».

Проверено конкурентами

Сказать, что позиция РУСАЛа уникальна, – значит погрешить против истины. Если посмотреть на пятерку лидеров алюминиевой промышленности, все они имеют собственные мощные исследовательские центры и лаборатории, которые занимаются разработкой ключевых для бизнеса технологий. Например, в Технологическом инновационном центре Rio Tinto в Брисбене (Австралия) работают более 500 сотрудников. В прошлом году благодаря их усилиям компания сэкономила около $1 млрд. Но главный результат работы Центра за последние два года – разработка электролизеров AP-60 мощностью 570 кА, которые показывают производительность на 67% выше, чем использовавшиеся до этого Rio Tinto электролизеры АР-30. Первый завод, построенный с использованием этой технологии, заработает в Квебеке (Канада) в начале 2013 г.

Исследовательские подразделения Norsk Hydro расположены в Норвегии, Нидерландах, Франции, Испании, Германии и Индии. Всего в исследованиях и разработках компании занято 600 человек. В этом году главным достижением разработчиков Norsk Hydro стало создание новых видов продукции на основе алюминия, которые позволят компании укрепить свои позиции на рынке солнечной электроэнергии. В частности, в лабораториях Norsk Hydro был создан HySelect – холоднокатаный алюминиевый лист с низким отклонением по толщине для производства тонкослойных фотогальванических модулей, а  также HyBridAl – алюминиевая полоса со специальной слоистой поверхностью, которая будет использоваться для фокусирования солнечных лучей. Специалисты Norsk Hydro много лет работают и над улучшением экологических показателей технологии Содерберга. Скажем, завод Elkem, принадлежащий компании и работающий на Содерберге, опережает по экологическим показателям заводы с более «чистой» технологией.

Одним из самых больших в мире исследовательских центров располагает и Alcoa: компания ежегодно тратит не менее 1% от выручки на исследования и разработки, а количество сотрудников Alcoa, занятых в этой области, в 2011 г. превысило 59 тыс. К 2010 г. компания обладала более чем 1000 патентов на различные технологии в области производства алюминия и продуктов из него. Alcoa активно вкладывается в разработку новых алюминиевых сплавов, обладающих большей прочностью и легкостью, а также показателями экологичности. Например, в 2010 г. компания выпустила на рынок сплав для строительных панелей EcoClean, который способен поглощать окиси озота и тем самым очищать окружающую среду. Не менее активно развиваются и исследования Alcoa в области сокращения энергопотребления. В сентябре этого года компания получила медаль Australasian Industrial Research Group за разработку новой энергосберегающей технологии в производстве глинозема. Технология позволяет быстро и дешево удалять оксалаты – загрязняющие примеси – и превращать их в карбонат натрия, который также может быть использован в производстве глинозема. Эта технология уже была опробована на австралийском заводе Alcoa Куинана и позволила предприятию сократить затраты на электроэнергию на $1,6 млн/год. До 2008 г. компания также активно инвестировала средства в разработку технологии производства алюминия на основе инертных анодов. Однако во время кризиса исследования в этой области были свернуты, поскольку Alcoa не добилась существенных успехов и решила заморозить проект.

Время покупать

Между тем и в покупке технологий могут быть свои плюсы. «Нужно оценивать риски, затраты и преимущества в каждом конкретном случае: возможно, приобрести технологию окажется выгоднее», – объясняет Виктор Манн. Ситуаций, когда компании готовы отказаться от самостоятельных разработок и воспользоваться плодами чужого интеллектуального труда, может быть несколько. «Например, компании соглашаются на покупку ключевой для бизнеса технологий, если важен временной фактор и малейшие промедления могут обойтись бизнесу гораздо дороже, – считает директор Центра трансфера технологий МГУ им. М. В. Ломоносова Олег Дьяченко. Так, скажем, поступает «Газпром нефть», где основные технологии покупаются на Западе. «Причина – отлаженность этих технологий, что позволяет применить их сразу, с минимальным риском и ущербом», – объясняют в компании.

Дьяченко также отмечает, что в покупке могут быть ощутимые плюсы, если речь идет о проверенной технологии, которая зарекомендовала себя и которую будет очень сложно оттеснить с рынка, сформировав альтернативное предложение. Правда, в этом случае, говорит Дьяченко, чаще всего покупается не только технология, но и вся компания-разработчик: это дает покупателю гарантию, что он получает технологическое конкурентное преимущество раз и навсегда. Примеров сделок, которые явно преследовали именно эту цель, можно привести немало. Например, покупка сервиса Skype корпорацией Microsoft в июне этого года за $8,5 млрд. А корпорация Google в этом году приобрела трех разработчиков уникальных технологий мобильного биллинга, визуализации и распознавания человеческих лиц. И это – в дополнение к покупке 1023 патентов у корпорации IBM, затрагивающих различные коммуникационные и компьютерные технологии! Еще один свежий пример M&A сделок с целью получения доступа к новым технологиям – покупка индийским автоконцерном Mahindra & Mahindra 70% акций корейского SsangYoung в ноябре 2010 г. В интервью корреспонденту Times of India представители компании откровенно признались, что готовы выложить $377 млн за доступ к технологиям корейцев, а также их дилерской сети.

Однако самую большую активность на рынке «технологических M&A» вот уже много лет проявляют китайцы. Особенно удачным для них оказался 2010 год: тогда почти за $2 млрд китайская Geely купила автогиганта Volvo, а китайская интернет-компания Tencent – 10% российского бизнеса фонда DST, владеющего Mail.Ru и долями в проектах VKontakte, «Одноклассники», Facebook. «Сами китайцы с разработкой новых технологий справляются не очень хорошо, поэтому они всегда идут таким путем: сначала приобретают иностранные активы, открывающие им доступ к передовым технологиям, а потом дорабатывают эти технологии под себя. Именно на этом зиждется мощь китайской экономики и китайских корпораций», – объясняет Андрей Карнеев, заместитель заведующего кафедрой истории Китая в Институте стран Азии и Африки при МГУ. С мнением эксперта согласны и в РУСАЛе. «Китайцы молодцы – сначала покупали технологии, связанные с производством алюминия, а теперь все разрабатывают сами, – говорит Виктор Манн. – Иногда даже обходят конкурентов. Например, они построили завод, где применяется электролизер мощностью 500 кА, даже быстрее, чем мы, хотя разработки велись параллельно».

Преимущество на продажу

Еще один веский повод задуматься над покупкой технологии – вспомогательные направления, которые поддерживают основной бизнес. Таким путем, кстати, идет и РУСАЛ. «Скажем, сейчас мы собираемся производить лигатуры, но это производство не является для нас основным, поэтому есть смысл рассмотреть варианты с покупкой технологии, – приводит пример Виктор Манн. – Мы не будем бороться по этому направлению за первое место на рынке, эта технология не станет нашим конкурентным преимуществом – лигатуры нам нужны для внутреннего использования. При этом нам дешевле их производить самим, чем покупать у сторонних поставщиков. Кроме того, так мы сможем лучше контролировать качество. Поэтому в данном случае нам выгоднее приобрести технологию, нежели ее произвести».

Кстати, установка «не главное – значит, покупаем» в своем логическом продолжении подталкивает и компании-разработчики не делать коммерческую тайну из своей технологии, а предлагать ее на рынке. Так, как, например, поступила в прошлом году компания Toyota, решив сконцентрироваться на привычных продуктах. Сразу после этого автоконцерн выставил на продажу уже разработанную технологию производства гибридных авто, которой мгновенно заинтересовалась Mazda и китайский концерн FAW. Впрочем, такая стратегия тоже таит в себе известные риски – ведь неизвестно, как поведет себя компания, купившая пакет технологий. «Например, наши переговоры по покупке технологии производства лигатур так пока и не увенчались успехом, – сетует Виктор Манн. – Поставщик просто боится нам ее продавать. Считает, что мы развернемся и вытесним его с рынка».

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Никакая программа не позволяет "выявлять причины брака", только сигналы об изменениях в пр... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Добрый день, Статистическое управление процессами - это не сравнение контролируемых значений с г... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Узнайте больше Бережливое производство Сборник уникальных алгоритмов и дорожных карт для внедрения бережливого производства
Бережливое производство