www.sibur.ru 0 комментариев

R&D*по-нашему (НИОКР СИБУРа)

Исполнительный директор Михаил Карисалов, управляющий директор Василий Номоконов и директор центра «СИБУР технологии» Сергей Галибеев – оценивают задачи и первые успехи новой структуры НИОКР СИБУРа.

Зачем СИБУРу свой НИОКР?

Михаил Карисалов (далее – М.К.): – После того как в конце прошлого года компанией были приняты и осуществлены решения по выходу из ряда непрофильных активов, мы имеем достаточно стройную, взаимосвязанную структуру основных переделов внутри СИБУРа. И на данный момент технологии либо уже оказывают, либо в ближайшей перспективе будут оказывать очень существенное влияние на все направления нашего бизнеса.

Западные партнеры не торопятся делиться с нами ноу­-хау. Тем, что действительно является технологиями двадцать первого века, а лучше даже двадцать второго, с учетом жизненного цикла строящихся производств, средств и времени на их создание.

Василий Номоконов (далее – В.Н.): – СИБУР, конечно, не DuPont и не BASF, для которых лидерство в R&D – это вопрос выживания, главного конкурентного преимущества. Наши конкурентные преимущества все же в другом. Прежде всего, в сравнительно низкой себестоимости продукции. Мы обоюдовыгодно приобретаем попутный нефтяной газ, перерабатываем его на «правильно» расположенных ГПК, экономично доставляем ШФЛУ на газофракционирование, а его продукты – на переработку в полимеры и продукты оргсинтеза, которые можно рентабельно продавать на внутреннем рынке, в Европе и Китае.

Тем не менее, занимаясь R&D, можно увеличить стоимость бизнеса, особенно некоторых его сегментов. Первой проблема собственных научных разработок остро проявилась в каучуковом бизнесе. Она актуальна также в области марочного ассортимента полиолефинов или в специальной химии.

Сергей Галибеев (далее – С.Г.): – В зоне ответственности центра «СИБУР Технологии» находятся все вопросы, связанные с научно-­исследовательской работой, пилотированием и масштабированием процессов, разработкой стратегии защиты интеллектуальной собственности. Стратегической задачей центра является реализация комплексного подхода к НИОКР, управление всем процессом, начиная с получения заказа на разработку технологии или продукта от бизнес­-подразделений компании и заканчивая разработкой исходных данных для создания промышленных мощностей, причем не только для реализации их в рамках СИБУРа, но и с возможностью лицензирования другим компаниям. Сегодня мы движемся именно в рамках этой стратегии.

Время собирать

М.К.: – Сегодня в компании есть сформировавшаяся структура НИОКР, но это не значит, что она не будет расширяться и развиваться. Внимание генерального директора СИБУРа к этому вопросу было проявлено еще в 2007 году. Тогда я услышал от него идеи по созданию центра «СИБУР Технологии» как отдельного юридического лица, на базе которого мы объединили бы разрозненные инициативы по НИОКР, по исследованиям, по патентно-­лицензионному праву и R&D в целом.

Если же говорить про другие признаки, которые позволяют говорить, что корпоративная структура НИОКР сформировалась, то это, конечно, коллектив. Я вижу, что сегодня люди, которые способны решать поставленные задачи и развиваться, в корпоративном НИОКР есть.

Важно, что есть и схема выстраивания четкого целеполагания от бизнеса. Приняты управленческие решения по научным центрам на предприятиях, по их статусу и задачам.

В.Н.: – Конечно, наука в 90­е оказалась ослаблена. Первая проблема – это падение престижа научного труда, в том числе из-­за низкой зарплаты. Отсюда снижение концентрации в науке молодых амбициозных людей и возникновение разрыва между поколениями. Мы собираем тех, кто хочет остаться в науке, приглашая на конкурентоспособную зарплату. Вторая проблема – нехватка качественной лабораторной базы. В НИОСТе и научно-­технических центрах мы эти вопросы решили и останавливаться на достигнутом не будем. Третья проблема – не было взаимопонимания между наукой и бизнесом. Бизнес не формулировал целей, наука пыталась продвинуть не то, что нужно бизнесу. Отечественная наука долгое время не имела бизнес-­заказчика, понимающего, где можно получить экономический эффект, и заказывающего соответствующие работы. На примере «СИБУР Технологий» мы можем видеть, как эти разрывы преодолеваются благодаря усилиям обеих сторон.

Есть недостатки и у современной системы образования. Их мы тоже стараемся восполнять. Если у студентов­четверокурсников неплохие базовые знания, но самые современные знания и методы им недоступны, мы вместе с сотрудниками по работе с персоналом организуем для студентов дополнительные курсы, лучшим начисляем стипендии, приглашаем их на работу в СИБУР. Реально же подготовка будущих кадров сегодня начинается со старшеклассников.

С.Г.: – Структура R&D в компании еще выстраивается, однако результаты уже есть: в 2011 году четыре разработки были внедрены в промышленное производство, есть ряд работ, которые связаны с усовершенствованием существующих техпроцессов, из них восемь разработок на стадии внедрения. Положительная динамика есть, реальный эффект, полученный компанией от внедрения всех технических усовершенствований, составил 150 млн рублей. Крупные проекты требуют в среднем 5 – 8 лет, эффект от реализации собственных масштабных разработок СИБУРа станет заметен начиная с 2015­2016 годов. Но уже в этом году в рамках одного из них завершается строительство пилотной установки и ожидается начало опытно-­промышленных испытаний. Сегодня центр «СИБУР Технологии» ведет порядка 40 разных проектов, находящихся на различных стадиях реализации, – это тот инновационный задел, который позволит компании эффективно двигаться вперед в области развития собственных технологий.

Наука и бизнес

М.К.: – Вопрос возможности приобретения технологий и их использования всегда рассматривается с учетом анализа долгосрочного тренда конкурентоспособности и эффективности того или иного изобретения. К сожалению, этот баланс во многих случаях соблюсти не удается. Поэтому, безусловно, вопрос собственных разработок очень важен. И в целом страна с такой научной историей, с таким населением, с такой ресурсной базой и с такими амбициями в хорошем смысле этого слова не может позволить себе остаться на задворках в вопросах технологий. Понятно, что есть горячие головы, которые могут все деньги компаний потратить на изучение эффекта прохождения протонов в трубе. Должна быть постоянная связь НИОКР с экономикой, связь с термином «конкурентоспособность». Наука должна быть на службе у экономики, производства, бизнеса в широком смысле этого слова.

В.Н.: – Бизнес-­заказчиками для корпоративной науки выступают производственные дирекции. Они изучают рынок, смотрят, какие марки им полезно иметь в своем портфеле, для чего у нас есть «исходные молекулы», какие технологии можно задействовать. Дирекции передают эти материалы в «СИБУР Технологии», а там формируется научно­-технический заказ, то есть ТЗ для нашей науки. Разработка доводится до порога промышленного внедрения, режимы обкатываются на пилотных установках, происходит адаптация технологии и ее экономики, только после этого технология возвращается в дирекцию для принятия решения о промышленном внедрении.

С.Г.: – Проекты, реализуемые «СИБУР Технологиями» сегодня, – это база для дальнейшего технологического развития. Для корпоративного R&D получение новых знаний не есть самоцель, знания должны «работать» на производство. А для эффективного использования интеллектуальной собственности в рамках такой крупной компании, как СИБУР, необходима ее консолидация в корпоративном центре.

0 комментариев
Отправить
обсуждения
Еще более 300 других идей вы можете посмотреть здесь – Кайдзен и рацпредложения: примеры из жизни (с... Как «Уралэлектромедь» увеличила выпуск медной катанки на 15 %
От редакции портала - если тема повышения эргономики рабочих мест вам интересна, пишите в комментари... Практические советы по улучшению эргономики рабочего места от Schneider Electric
Просто детский сад на Камазе! Ллойд Добинс (о менеджменте): Но одна часть программы Деминга вряд ... Контроль качества: технологии личной ответственности на «КАМАЗе»
Узнайте больше Система 5S 15 чек-листов, примеры, фото и многое другое
Система 5S