"ЭНЕРГОЭФФЕКТ" 0 комментариев

Стимулирование эффективности производства

Призывы к созданию в России современных эффективных производств мы слышим особенно часто. При этом не очень понятно, что же такое эффективность. Редакция бюллетеня «Энергоэффект» попросила Директора по управлению персоналом ООО «Русэлпром» к.э.н. Олега Масютина и Управляющего директора ООО «Русэлпром-СЭЗ» Алексея Лагутенкова рассказать нашим читателям о своем взгляде на этот вопрос. 

Благодарим Отдел по связям с общественностью Концерна «РУСЭЛПРОМ» за предоставление данного материала. 

Эффективность производства отличается от эффективности деятельности предприятия. Показатель эффективности для предприятия – это финансовый результат «прибыль – убыток», для производства – отношение входящих ресурсов к получаемой продукции, в идеале с учетом времени изготовления. Для кого-то это оптимальные (иногда минимальные) показатели сроков, цены, качества. Такое определение не учитывает состояние инфраструктуры, поэтому, на взгляд авторов, эффективность производства – это комплексная характеристика. Наиболее адекватными критериями оценки эффективности производства являются индексные показатели, такие как стоимость за килограмм произведенной продукции, производительность с 1 м2 производственной площади, энергопотребление на единицу продукции, материалоемкость, выработка, выработка на единицу оборудования и т. п.

Величиной, определяющей эффективность, в любом случае является производительность труда. Примем, что производительность труда рассчитывается как объем произведенной продукции (или оказанных услуг) на одного работника (выработка). Для анализа будем использовать сравнение производительности в России с ее уровнем в других странах и определим ключевые причины отставания. 

Социально-экономическая ситуация, сложившаяся до 2008 г.

Экономический рост 2002–2008 гг. произошел достаточно легко и был в значительной степени обеспечен загрузкой имевшихся свободных мощностей, созданных во времена СССР. Эти источники экономического роста оказались практически исчерпаны еще до начала кризиса, т. к. оставшиеся мощности оказались загружены и все работоспособное население в промышленности было занято.

То есть модель, обеспечивавшая до 2008 года рост в российской экономике, исчерпала все поддерживавшие ее ресурсы, сформированные в эпоху СССР.

В связи с сокращением объемов производства, в условиях экономического кризиса, становится ясно, что задача повышения производительности – уже не желательное, а необходимое условие восстановления и сохранения экономического роста, позволяющее получить ряд конкурентных преимуществ (сокращение сроков, снижение себестоимости, повышение качества). Важнейшим фактором экономического возрождения России в период 1998–2008 гг. стал рост производительности труда: она увеличивалась в среднем на 6% в год и обеспечила 2/3 прироста ВВП на душу населения, главным образом за счет повышения загрузки мощностей. Высокая производительность – основа устойчивого экономического роста.

Однако на сегодняшний день производительность труда в России по-прежнему низка: в среднем она составляет лишь 26% от уровня производительности в США.

Из-за беспрецедентного роста в последние десять лет многие компании направили свои усилия в первую очередь на расширение бизнеса, а не на повышение его эффективности.

Так, с 2000 по 2007 год российская розничная торговля росла ежегодно почти на 24%, а розничный банковский бизнес еще быстрее – ежегодный рост доходов с поправкой на риск составлял 60%. Это делало расширение бизнеса вопросом номер один на повестке дня руководителей всех уровней. Кроме того, трудовые ресурсы и другие факторы производства в России были традиционно дешевыми.

Только незадолго до кризиса их стоимость стала расти, и некоторые компании начали уделять больше внимания вопросам эффективности.

Загрузка мощностей в российской экономике, составлявшая в 1998 году 45%, к 2007 году достигла 80%, что соответствовало росту объемов производства: так, в электроэнергетике и сталелитейной отрасли с 1998 по 2007 год они увеличились соответственно на 25% и 70%. Однако в этот период в экономике практически не строилось новых мощностей, что привело к образованию узких мест.

Доля трудоспособного населения в общей численности населения России достигла пика в 2007 году и уже начала снижаться.

К 2020 году трудовые ресурсы страны могут сократиться на 10 млн человек.

Правительство декларировало к 2020 году удвоение ВВП на душу населения. Для этого потребуется обеспечить прирост производительности труда на уровне 6% в год. Иными словами, за 12 лет необходимо удвоить

производительность труда. Как показывает статистика, еще ни одной крупной экономике не удавалось повысить ВВП на душу населения с $ 14 тыс. до $ 30 тыс. США менее чем за 20 лет. В то же время у России есть преимущество – она может применить и адаптировать опыт других стран в области повышения производительности труда.

Существует мнение, что повышение производительности труда может привести к росту безработицы. Однако анализ показывает, что в долгосрочной перспективе такие опасения неоправданны. Главная задача, связанная с предотвращением роста безработицы, – увеличение трудовой мобильности, как географической, так и межотраслевой. В странах, добившихся роста ВВП на душу населения в таких масштабах, как это декларируется Россией, происходило существенное перераспределение занятых между секторами, в первую очередь в пользу сферы финансовых услуг, бизнес-услуг и торговли.

В России финансовый кризис вызвал отток капитала, проблемы с ликвидностью, падение фондового рынка и быстрое снижение цен на основные позиции российского экспорта – сырьевые товары, за счет которых обеспечивается большая часть доходов федерального бюджета.

Наша страна по комфортности ведения бизнеса находится за 100-м местом и имеет одни из самых высоких инвестиционных рисков.

Это очень низкий рейтинг. Поэтому совсем не удивительно, что инвестиционный процесс в России идет не теми темпами, как это происходит в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. Развитие инвестиционного бизнеса целиком зависит от реального сектора экономики и в первую очередь от машиностроительной промышленности.

Объем промышленного производства в январе 2009 года упал на 16% относительно соответствующего показателя предыдущего года.

Вследствие сокращения объемов производства значительно уменьшилась загрузка мощностей: в сталелитейной отрасли, например, этот показатель вернулся к уровню 1998 года и составлял около 50%. Сложная экономическая ситуация создает дополнительные стимул для решения проблемы низкой производительности.

Доля импорта в интегральном исчислении в российском машиностроении достигла 60% и продолжает рост. Бюджет до 72% формируется за счет сырьевого и торгового секторов экономики (включая сектор услуг), при этом 1,9% населения работают в сырьевом секторе и 17,3% – в оптовой и розничной торговле.

Реальный сектор экономики (обрабатывающая, перерабатывающая, химическая и другая промышленность, т. е. 60,1% трудоспособного населения) формирует 28,1% бюджета. 

Главной причиной сохраняющегося отставания России по уровню производительности труда от других стран до недавнего времени было отсутствие серьезных стимулов к ее повышению. 

Ситуация, сложившаяся в России в настоящее время. УСТАРЕВШИЕ МОЩНОСТИ И МЕТОДЫ ПРОИЗВОДСТВА

Возраст почти 40% российских тепловых электростанций превышает 40 лет, в то время как в Соединенных Штатах таких электростанций 28%, в Японии – 12%, а в Китае – всего 3%.

Более 16% жидкой стали в России выплавляется в устаревших мартеновских печах, производительность труда на которых более чем вдвое ниже, чем при кислородно-конвертерном производстве, и которые практически не используются в других странах. 80% станочного парка морально и физически устарело.

Доля отечественных автомобилей в используемом парке стремительно снижается. 

РЕДКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА К ПЛАНИРОВАНИЮ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ

Комплексный подход к планированию развития предприятий – необходимое условие успешного экономического роста в России. Подобный подход должен включать в себя такие элементы, как планирование создания необходимой инфраструктуры, развития субпоставщиков, роста производительности, капитальных ремонтов оборудования и сооружений, новой техники, создания новых рабочих мест и т. п.

Иными словами. удовлетворение всех заинтересованных сторон. Таким образом, отсутствует основа для координации работы различных участников процесса развития предприятия: конструкторов, эксплуатационщиков, экономистов. В результате планы (например, планы развития различных видов инфраструктуры) даже если и существуют, то слабо увязаны между собой. Редкое применение комплексного подхода к планированию развития повышает риски для новых проектов и увеличивает время, необходимое для получения разрешений и согласований, в том числе связанных с изменением целевого назначения площадей и зданий. 

НЕРАЗВИТОСТЬ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ

С 1998 по 2007 год инвестиции в основные фонды в России составляли лишь 19% ВВП, что меньше, чем в  большинстве развитых и развивающихся стран. В 1999 году предполагалось, что ВВП на душу населения в России может вырасти вдвое даже при сохранении инвестиций на относительно низком уровне. В 2007 году ситуация изменилась.

Если в конце 1990-х годов в экономике было много свободных мощностей, то к 2007 году в некоторых отраслях начал ощущаться их дефицит. Понимая это, правительство и частные компании запланировали ряд крупных инвестиционных проектов. Однако из-за финансового и экономического кризиса от многих из них пришлось отказаться или отложить их реализацию на более поздний срок. Тем не менее, согласно экспертным оценкам, для достижения поставленных целей развития до 2020 года России предстоит повысить уровень инвестиций до 25–30% ВВП. Существенное отставание в развитии российских финансовых рынков серьезно осложнит реализацию планов по увеличению инвестиций. До кризиса соотношение финансовых активов и ВВП в России быстро росло, но все еще отставало от уровня развитых стран и крупных лидеров развивающихся рынков.

Отставание особенно заметно на рынках заемного капитала, где практически отсутствуют долгосрочные активы. Хотя приток иностранного капитала в Россию перед финансовым кризисом быстро рос, с 1998 по 2007 год лишь 6% мирового объема прямых иностранных инвестиций пришлось на Россию. Вложения в российскую экономику и, в частности, в ее банковскую систему инвесторы относят к самым рискованным. Что же касается сверхдоходов бюджета и создания стабилизационного фонда, то, хотя эти средства и повысили объем сбережений, большая их часть не попала в российскую финансовую систему.

ОТСУТСТВИЕ СТИМУЛОВ К ПОВЫШЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ

Главной причиной сохраняющегося отставания России по уровню производительности труда от других стран до недавнего времени было отсутствие серьезных стимулов к ее повышению. Инерция последних десяти лет была обусловлена благоприятной рыночной конъюнктурой и недостаточной интенсивностью конкуренции в основных отраслях, из-за чего вопросы повышения эффективности бизнеса отошли на второй план.

Сегодня эффективных производств в России сравнительно немного. Обычно это производства, не требующие больших капвложений, производства массового спроса с весьма ограниченным количеством технических процессов (например, мебели, строительных материалов) или с высокой степенью оборачиваемости денежных средств и постоянным спросом, где эффективность пока не очень востребована.

Естественно, новых моделей управления производством такие предприятия тоже пока не требуют.

Для наших больших заводов спрос не сформирован. В сложившихся условиях производство крупных изделий типа шагающих экскаваторов или судов большого водоизмещения без поддержки государства невозможно, поэтому, если условия не изменятся, наши крупные предприятия должны поменять подходы к своей деятельности.

Кризис стал катализатором экономически эффективных мероприятий в краткосрочном периоде. Связано это с тем, что в управлении предприятиями много специалистов с экономическим образованием и квалификацией, и с тем, что в России об эффективности думают не системно.

Скорее, кризис стал стимулом дальнейшего развития тенденции на переход от серийного производства к единичному.

Потребители не согласны брать что дают, им нужна продукция с определенными, установленными потребителем свойствами.

Во время финансового дефицита трудно говорить о росте количества новых проектов (не улучшений, а проектов), завершить бы старые. А количество улучшений, т. е. способность приспосабливаться к новым условиям,  определяется потенциалом предприятия, его корпоративной культурой.

Проще говоря, где было плохо – стало еще хуже, а выполненные улучшения помогли работать в новых, более сложных условиях. 

Типовой западный завод сейчас – это 100–200 работников, фактически – один цех. 

Прогноз влияния существующих факторов на потенциальные изменения ситуации

На наш взгляд, сегодня мы наблюдаем в отрасли: организационно-управленческий кризис, технологический кризис, маркетинговый кризис (сегодня – из-за ценообразования, завтра – из-за отсутствия должного научно-технического уровня новой продукции), инвестиционный кризис.

Предположительно, следующий этап развития и роста экономики будет основан в первую очередь на увеличении производительности, правда, не очень понятно, за счет каких конкретных мероприятий. Можно предположить, что появятся новые модели управления предприятиями и произойдет ожидаемый скачок в методологии проектирования, причем не только продукции, но и производственных и технологических систем. Например, в Европе сейчас не строят новых высоких корпусов, какие строили в СССР, – они в два раза ниже (отапливать и строить дешевле), и при этом иногда еще существуют потолочные конвейеры, которые составляют «второй уровень». Следствием этого стала тенденция минимизации использования цеховых кранов, которые часто создают очереди в обработке, их место занимают погрузчики, тележки и конвейеры.

Примером такого предприятия является завод «Фольксваген» в Калуге. Общий тренд на производственных предприятиях таков: за последние 25 лет перестали существовать гиганты и мелкие производства, а наиболее успешны предприятия по советским меркам «меньше среднего» со специализированной продукцией одного типа. Они не только оказались гибкими и стабильными, но и сумели собрать более грамотных специалистов.

Примерами таких предприятий могут быть Сафоновский электромашиностроительный завод, завод «Ливгидромаш» и др.

Судя по всему, производственные системы будут стремиться к максимальной прозрачности, т. е. в любой момент администрация будет иметь возможность получить информацию о состоянии оборудования и перемещениях и о состоянии всех изготавливаемых изделий.

Сегодня нет единого информационного пространства ни на предприятиях, ни в рамках объединений: информация, связанная с производственными процессами, осталась за рамками ERP-систем, применяемых на некоторых предприятиях. Высокая доля использования ERP-систем объясняется стремлением минимизировать расходы на закупки как наиболее очевидные для экономистов источники затрат. Плохо решаются конкретные производственные задачи, например планирование и корректировка графиков. Компании, как правило, зачастую несколько раз корректируют сроки исполнения заказов.

В области управления производством сохраняется ситуация, когда финансовый и производственный менеджмент не может оценить эффективность отдельных производственных подразделений и производства в целом. ERP не решает задачу анализа причин возникновения брака, не позволяет управлять качеством продукции. Для этого нужны специалисты и, предположительно, специальные программные продукты.

Именно за счет применения программных оболочек есть возможность увеличить производительность. В этом аспекте российские предприятия отстают от конкурентов.

Возможности, предоставляемые системой мониторинга рабочего времени станочного парка, все активнее используются в компаниях для борьбы с простоями оборудования и своевременной коррекции рабочих графиков. Главные функции: контроль движения детали и состояния оборудования. Для небольших предприятий – контроль движения партий деталей по электронной накладной.

Отечественные предприятия строились по модели комплексного обеспечения производственными процессами: на входе металлопрокат, на выходе изделие электротехники. Типовой западный завод сейчас – это 100–200 работников, фактически – один цех. Подобный завод выпускает комплектующие для более высоких переделов или занимается смешиванием компонентов по различным рецептурам (краски, лаки).

Производственные маршруты не содержат большого количества операций. Такие предприятия наиболее распространены в Европе, США и других индустриальных странах. С другой стороны, выгоднее всего выпускать конечную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Быть производителем компонентов/полуфабрикатов эффективно лишь при существовании устойчивого спроса и наличии надежного портфеля заказов на год и более вперед.

К сожалению, в России это реализовать практически невозможно.

Пока добавленная стоимость высока, вопрос повышения эффективности производства не столь актуален. Также это не очень важно для небольших производственных компаний, поскольку в небольшой структуре легче контролировать издержки. С другой стороны, если компания имеет малую рыночную долю, то, скорее всего, она исчезнет, попросту разорится. Известно, что приемлемая устойчивость обеспечивается при доле рынка 3–5% и более. Это означает, что нужно диверсифицировать бизнес, расширять линейку услуг и продуктов. Но это ведет к увеличению количества персонала, усложнению логистики, созданию новых производственных мощностей и, как следствие, необходимости решать задачи по повышению эффективности производства.

Таких примеров в России много – начинали с 20 человек, расширились до сотен. Обычно это производства с численностью 200–300 человек и более. В кризис они опять сократились.

Сложную конкурентоспособную продукцию изготавливать достаточно затруднительно.

Во многом это связано с существенными затратами на НИОКР. Кроме того, необходимо еще отработать технологию производства каждого узла, понести затраты на оснастку, подготовку персонала и т. д.

По упомянутым причинам среди эффективных производств доминируют ввезенные «под ключ» западные технологии – смонтированные целиком заводы с апробированным подходом к логистике, станочным парком, автоматическими линиями. Ввозится все целиком – и оборудование, и методы организации труда, технологии улучшения эргономики рабочих мест, механизмов планирования.

Само по себе оборудование, какое бы современное оно ни было, не способно в долгосрочной перспективе обеспечить высокую эффективность производства. Этого можно добиться только модернизацией системы управления, то есть внедрением информационных технологий для всесторонней поддержки и обеспечения производственных процессов.

А для того чтобы получить такой источник, недостаточно научиться консолидировать данные на уровне холдинга – необходимо добиваться прозрачности и на нижних уровнях системы, позволяющей собирать и анализировать производственные показатели, управлять сбытом, вести точный учет сырья и полуфабрикатов.

Необходимость повышения эффективности диктуется усиливающейся конкуренцией на рынке. В сложившейся ситуации отечественные производители вынуждены конкурировать с иностранными товарами и производителями. И чем активнее будут их действия, тем больше у них шансов сохранить свои позиции на рынке. В противном случае придется заплатить дорого, иногда даже закрытием предприятия. Кроме того, растут требования покупателей к качеству и экологичности выпускаемой продукции, к уровню предоставляемых услуг.

Эффективность не может появиться сама по себе. Для достижения эффективности необходимо постоянно прикладывать множество управленческих усилий, улучшать работу управленческого персонала, его ответственность за качество принимаемых решений. Основные усилия по совершенствованию деятельности будут сосредоточены в следующих направлениях:

  • повышение ресурсоэффективности: снижение материалоемкости, трудоемкости, сокращение производственных площадей, энергопотребления - прежде всего за счет применения новых технологий, повышения автоматизации и механизации производственных процессов, т. е. роста производительности труда;
  • развитие производственной культуры и других нематериальных активов, стимулирование и увеличение производительности процесса, постоянное совершенствование не только в области конструкции и технологии, но и непосредственно в области управления производством, создание исполнительских стандартов улучшения качества, учета деталей, полуфабрикатов, процедур диспетчеризации. Главное – постоянно повышать уровень квалификации сотрудников, а это стимулирует и процесс постоянного совершенствования, и процесс экспериментирования, на основании этого появляются новые решения;
  • использование комплексного подхода к развитию на основании долгосрочных планов в каждой из областей, привлечение инвестиций для организации развития.
0 комментариев
Отправить
обсуждения
Толковая статья автора-практика. Полная версия - в крайнем номере альманаха "Управление произво... Из личного опыта: как вовлечь сотрудников в процесс непрерывного совершенствования
Никакая программа не позволяет "выявлять причины брака", только сигналы об изменениях в пр... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Добрый день, Статистическое управление процессами - это не сравнение контролируемых значений с г... За качество берётся статистика: SPC на «КАМАЗе»
Узнайте больше Альманах “Управление производством” 300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов
Альманах “Управление производством”